Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:10 

Фанфик «Улыбайся» от Мика*

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Название: Улыбайся
Автор: Мика*
Категория: джен
Жанр: юмор, драма
Персонажи, пейринг: Робер, Мишель, Анри-Гийом Эпинэ
Рейтинг: G
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: про то, как тонкодушевноорганизованные Эпинэ становятся военными
Дисклеймер: персонажи и вселенная принадлежат В.В. Камше

@темы: фанфик, мини, закончено, джен, Робер Эпинэ, Мишель Эпинэ, Анри-Гийом Эпинэ

Комментарии
2017-03-28 в 15:10 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Лето и вечер. И лес Святой Мартины. Кузнечики, муравьи и спадающая к ночи жара. И здоровенный старый дуб на краю пересохшего болотца. Место, давно и верно любимое младшими Эпинэ, потому что старшим Эпинэ, да и вообще взрослым, забредать сюда совершенно незачем.
– Да, так я тебе ничего не говорил, – заговорщицки подмигнул Мишель, мостясь поудобнее на гостеприимно толстом дубовом суку.
– Не-не, ты – могила. Рыба. Очень мёртвая рыба, погребённая и отпетая, – заверил Ро из стратегической развилки ветвей того же дуба, откуда хорошо просматривалась опушка леса, а при желании и кусок дороги. Вдруг, Чужой всё же принесёт кого не ко времени. Но Чужой никого не нёс. – Ну, рассказывай!
– Сам рыба погребённая! – делано надулся старший из братьев-погодков, – вот пробежишь пару хорн, держась за стремя Молнии на рыси, совсем рыба будешь.
– Пару хорн? Всего? Это как треть дороги от замка до старых развалин? Да легко!
– Ну-ну. А потом отожмёшься от земли сорок раз на кулаках и сразу обратно, тем же ходом.
– Хм, – младший задумался, но ненадолго. – Ладно, жив буду, ты же вот ничего, живой.
– Живой, – поморщился Мишель, проникновенно уставившись на подёрнутое облачной дымкой солнце где-то там, за резным пологом дубовой кроны. – Наше счастье, что на этой Молнии ездит отец. Арсена ещё дед гонял, так этот может и хлыстом вытянуть без предупреждения. Так просто, для куража.
Ро думал про деда и его кураж много разного, и ничего из этого не стало бы для Мишеля новостью, поэтому третий сын Мориса Эр-При опустил комментарии и исторические отступления.
– Ну и?
– Возвращаешься во двор и сходу виснешь на каштане – да, на той самой нижней ветке – и подтягиваешься. Тоже сорок раз.
– Да ладно…
– Не ладно, а шустро. Потому что дед даже когда не в седле, всё равно с хлыстом. Точнее, с кнутом.
Только теперь Ро заметил, что брат оседлал узловатый шершавый сук как-то чуднО и неловко, едва не боком, но позу менять не желает.
– Да уж, запаришься, – сочувственно признал младший.
– Ничего, потом сразу остынешь, – утешил старший. – Головой в бочке. Минуту, не меньше. А лучше – больше, не то дед либо притопит, либо кнутовищем по затылку угостит.
– А почему не просто вплавь через Кайн? Сажем, до Лысой отмели и обратно?
– У деда спросишь, – насупился Мишель. Видно, и сам не отказался бы поплавать вместо того, чтобы бестолково пускать пузыри в бочке с тепловатой застоявшейся водой, но его тоже не спрашивали. – Потому что вплавь дед с кнутом за тобой не угонится, а в лодку сесть ему гонор не даёт.
– Ладно, бочка так бочка. А из бочки куда?
– На бревно. Ну, которое на заднем дворе, на нём ещё ковры выбивают. По нему надо пройти с завязанными глазами и не сверзиться, если повезёт.
– Да там же не высоко. Если что, главное – правильно упасть.
– Угу. Про кнут помнишь?
Забудешь тут…
– Ну и … – Мишель тоскливо поморщился и кивнул на забинтованную кисть. Хорошо хоть, левую.
– За острое хвататься? – невольно повторил гримасу брата Ро. – Нож? Стекло?
– Шомпол из огня тащить. Не добела раскалённый, конечно, но горячий, зараза. И лучше не выпускать, пока весь не вытянешь. Второй раз взяться труднее.
Ро не спрашивал, просто понял: брат слишком хорошо знает, о чём говорит. Эпинэ считают сумасшедшими даже южане. Валмоны – так точно. И, видно, не зря.
– Эй! Ну не раскисай загодя! – страдательные движения души всегда проходили у Иноходцев быстрее, чем накатывали, и Мишель – не исключение. – Все смогли. Арсен, отец. И даже дед в своё время. И ты сможешь. Просто потому что сможешь. Главное – улыбайся. Всё время, даже когда никто не видит. Тогда точно сможешь. И, может, даже кнута огребёшь меньше.
Пресловутый кнут уже вызывал у Ро смех, пусть и нервный. Что же будет, когда он встретится с, гы, негласным родовым символом лично?
– А на закуску, – теперь на лице Мишеля разом нарисовалось что-то совсем несуразное. Плакать или смеяться? Нет, плакать и смеяться – но как? – В общем, потом тебе полагается женщина. Отпрыск рода Эпинэ не должен отправляться в Лаик недотёпой-девственником, и всё такое.
– Ааа… эээ… – Ро икнул раз-другой с открытым ртом и на всякий случай ухватился за ближайшую ветку покрепче.
– Полагается – значит, полагается, – подтвердил худшее брат. – То есть, не сам выберешь, а кого дадут. Впрочем, мне повезло. И Арсену, кажется, тоже.
Смешно. Вот сейчас Мишель – всего-то на год старший – кажется совсем взрослым. А минуту назад, с этим дурацким шомполом, его хотелось пожалеть, как младшего. А в начале думалось совсем привычное: он осилил – чем я хуже? Обыкновенное мальчишечье соперничество. Но…
– Что – после всего вот того, и с обожжённой рукой?
– Согласен, до было бы разумнее, – брат развёл руками, наглядно демонстрируя расстояние между Иноходцами и всяческим разумным.
– Дед с кнутом и свечкой над душой тоже полагается?
– Нееет! – смеющийся Мишель опасно качнулся в своей позе «барышня в дамском седле», и Ро придержал брата за плечо. Не хватало, пройдя вчера все тяжкие, сегодня бесславно загреметь с дуба. – Деду наутро полагается доклад. Не твой, её.
Эпинэ не просто сумасшедшие, а ещё и с буйной придурью. По крайней мере, один. Третий сын Мориса Эр-При покинет замок не «недотёпой-девственником», и, кажется, он уже сейчас знает, благодаря кому. Но бойкая хохотушка Дениз и доклад деду в урочном порядке? Бред несусветный. Так что – пусть дадут, кого дадут, глядишь, тоже повезёт? Или не пусть?
Вечером будущий какой-нибудь военный – уж какой получится – Ро Эпинэ составлял свой первый самостоятельный план кампании. Цель – бастион П. Тактика – осада. Срок – до следующего лета. Вооружение: глазами, топором и добрым словом.
А через год, в своё последнее лето перед Лаик он улыбался. И на бегу, и на каштане, и на бревне, и даже в бочке, сжав губы. Так что, когда дело дошло до шомпола, оскал прирос к лицу намертво и, кажется, это в самом деле помогло. Вытерпеть, не выронить, вытащить. А в воображении настырно мелькал то дед шестнадцатилетний, гоняемый по округе самим маршалом Рене, то дед нынешний, третий-с-кнутом-и-свечкой.
– Отпускай, дурила!
Что? А, и правда, уже можно. Бастион ведь взят. Ведь, правда, Преданные взгляды, вдохновенные речи и дрова-дрова-дрова для кухни, весь последний год. Бастион П и ключ для победителя на бархатной подушке.
Прюнель, богиня и повелительница замковой кухни, величаво выплыла из своих владений и ещё боле величаво упёрла большие мягкие руки в необъятные бока.
– Монсеньор, – нет, она не дерзила своему грозному герцогу, она просто провозглашала очевидное. – А дальше молодой господин мой. Почему нет? Уж поверьте, я вполне справлюсь и с этим. Можете заупрямиться и воспротивиться, воля ваша. Можете даже выставить меня из замка. И тогда вам до конца дней не видать вашей любимой ветчины. И тушёных зайцев – тоже.
Анри-Гийом Эпинэ мог принести в жертву своему неописуемому упрямству кого и что угодно. Что угодно. Только не стряпню крошки Прю.
В кухне было тепло, сумрачно и славно. Тихо и ровно ныла обмазанная чем-то душисто-жирным и забинтованная рука. Одуряюще пахло винным соусом, жареным мясом, чесноком и сдобой. Побеждённая-спасительница, покончившая со своим привычным вечерним священнодействием над котлами, вертелами и сковородками, давно отправилась спать, потрепав победителя по всклоченным вихрам: «Оклемаешься – поешь». А на засыпающий в печи огонь Робер – да, теперь уже Робер – старался не смотреть.

2017-03-28 в 16:10 

Эльвинг
Идущая сквозь сумрак
:hlop: :hlop: :hlop:
старший из братьев-погодков
Правда, в каноне там разница четыре года. ;)
– Дед с кнутом и свечкой над душой тоже полагается?
:lol::lol::lol:
Так вот кого Штанцлер брал в качестве прототипа для описания Рамиро Алвы. :D

2017-03-28 в 22:04 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
Шикарно!) Не часто встретишь такое шикарное "про Эпинэ"))))

2017-03-29 в 12:46 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Эльвинг, спасибо!
Э. Видимо, я в танке и склерозе. Где в каноне про возраст? Что эту разницу брала не с потолка, помню. Кажется, из составленного кем-то ген.древа, но оно подкреплялось канонными цитатами.
Рамиро держал кому-то свечку? Не, я точно в танке.
Louis Lorraine, спасибо! По-моему, Эпинэ шикарны сами по себе, потому ура, если получилось это передать.

2017-03-29 в 20:36 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
Мика*, отому ура, если получилось это передать. удалось. На моей памяти это как-то не многим удается.

2017-03-31 в 09:15 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Louis Lorraine, ну не знаю. :kto: Может быть, дело ещё и в желании видеть очевидное? Видишь - веришь - пишется. Скажем, в том, что Придды - это не только ценный мозг, меня долго и терпеливо убеждали друзья-приддофилы. Убедили. Но дальше "веришь" у меня дело не пошло. А кто-то их живыми и интересными ещё и пишет. Наверное, с Эпинэ та же история.

2017-03-31 в 22:56 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
Мика*, может быть. Мне кажется, что Эпинэ не часто интересно разглядывают. Почему-то.

2017-04-06 в 19:27 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Louis Lorraine, ну, значит, копытный шик - феномен не для ширпотреба. *Задрала нос, пошла в элиту*:gigi:

2017-04-06 в 23:09 

Louis Lorraine
Я проснулся, смеясь, над тем, какие мы здесь. БГ
Мика*, :lol: видимо, типа того

   

Кэртианский гет и джен

главная