00:09 

Драбблы о корабликах от skaramucha

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Автор: skaramucha
Бета: нет
Категория: джен
Жанр: драма, мистика, повседневность
Персонажи: "Глаубштерн", "Ноордкроне", "Святой Эберхард", "Весенняя Птица", "Пламень небесный" и другие.
Пейринг: нет
Рейтинг: G
Размер: драбблы
Саммари: из жизни кораблей Западного флота кесарии Дриксен
Дисклеймер: мир и герои принадлежат В.В. Камше, цитаты курсивом
Предупреждение: серьезно не воспринимать, есть упоминание персонажей из других произведений и реальных людей, встречается modern-AU, гибель корабля
Примечание: драббл № 1 написан по заявке с "Однострочников 16-го дня", драббл № 10 написан в подарок Мирилас, драббл № 11 написан по пожеланиям Kristaniel и Мирилас, идея драббла № 11 принадлежит Мирилас

@темы: фок Хосс, фанфик, новый мужской персонаж, новый женский персонаж, драббл, джен, Руперт фок Фельсенбург, Ротгер Вальдес, Рамон Альмейда, Олаф Кальдмеер, Вернер фок Бермессер, Адольф фок Шнееталь, modern-AU, G

Комментарии
2011-12-19 в 00:10 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 1 "Исповедь"

Меня назвали «Глаубштерн» – «Верная звезда»… Чья «Звезда»?! Известно, чья! Вернера фок Бермессера – этого… этого адмирала… Слов нет. «Весенняя птица» обязательно ввернула бы пару крепких выражений. В этом деле она с Отто Бюнцем были мастерами. На флоте всегда виртуозно ругались, но «Птичка» всех переплюнула. Только «Святой Эберхард» и мог ее урезонить. Ах, «Эбби», не повезло тебе познакомиться с кэцхен, а потом с мелью. Братишка любил рассказывать о дальних морях и молча сочувствовал мне, когда все наперебой обсуждали очередную глупость Вернера. Да, корабли тоже сплетничают. Нужно же себя чем-то занять, когда стоишь на приколе или в доке на ремонте. «Ноордкроне», надо отдать должное, не позволяла себе обсуждать Бермессера. Она вообще была немногословна. Но когда приветствовали моего "адмирала", сестра зло улыбалась. Ведь мы обе прекрасно знали, кто на самом деле настоящий адмирал! Моим братьям и сестрам везло. Как я им завидовала! Они доставались достойным людям, настоящим морякам, а я… И только я досталась негодяям! Гордость киршенбаумской верфи… А теперь её позор! Казалось, что большего стыда, чем, когда Бермессер начал рядить меня под «Императрикс», а потом сдался Бешеному, уже не будет. Как я ошибалась! Удрать, не принять бой, бросить своих! Даже буря не догнала! Меня не догнала, а вот «Пламень небесный»… «Огонёк» не выбрался. Все остались под Хексбергом! Все! Почему я не с вами?! Не судьба. Бермессера чествовали, как героя. Оставшиеся в Метхенберг корабли молчаливо осуждали меня, а после возвращения Кальдмеера – ненавидели и презирали. Уж лучше на рифы! Теперь меня гонят кэцхен, у меня нет команды, реи украшены висельниками. Почему-то, кажется, что, увидев такое зрелище, «Птичка» бы присвистнула и расхохоталась, «Огонёк» многозначительно хмыкнул, «Эбби» осуждающе вздохнул, а «Ноордкроне» сказала бы: «Хорошо выглядишь, сестренка. Может, тебе еще повезет.» А я бы ответила: «Повезет, сестренка, обязательно повезет.» Стать кораблем-призраком – не самое худшее. Я знаю, поверьте.

2011-12-19 в 00:11 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 2 "Ты улыбаешься"

После игр адмиралов в «Императрикс» и «Каммористу» «Глаубштерн» была отправлена для приведения в надлежащий вид на верфь в Киршенбаум. В скором времени туда прибыл «Святой Эберхард» и встал рядом на текущий ремонт. В кои-то веки «Звездочку» не радовало присутствие младшего брата, «Эбби» тоже молчал. Но однажды ночью, шепотом, чтобы не услышали другие корабли, вдруг спросил:
- Она тебе понравилась?
- Кто? – спросонья «Звездочка» даже не поняла, о ком идет речь.
- «Закатная тварь».
- «Астера», ее зовут «Астера», - поправила «Глаубштерн». Поняв, что выдала себя, сердито буркнула:
- И нет, не понравилась.
- Значит, понравилась, - «Эбби» улыбался. – Расскажи, какая она?
- У «Огонька» спроси, он с ней тоже встречался. Результат не такой плачевный.
- Ну, «Звездочка», ну, пожалуйста, - просительно протянул «Эбби».
«Глаубштерн» вздохнула, никогда не могла отказать младшему, помолчала, потом еще раз вздохнула. Признавать превосходство противника всегда тяжело.
- Она красивая. Очень. И смелая, гордая, смеется. Море ее любит.
«Эбби» с мечтательной интонацией повторил:
- Красивая… Море любит... Вот бы с ней встретиться.
- Чтобы ко дну пойти? – «Звездочка» обалдела. – Не замечала за тобой склонности к самоубийству.
- Зачем ко дну? – тут уже пришел черед удивляться «Эбби». – Просто по морю прогуляться, полюбоваться вместе рассветом или закатом…
«Звездочка» невольно хихикнула:
- «Эбби», ты - неисправимый романтик и мечтатель.
- Ну, да, я - неисправимый романтик и мечтатель, - согласился «Эберхард». – Зато сейчас ты улыбаешься.

2011-12-19 в 00:12 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 3 "Рассветная"

Говорят, что раз в сто лет или двести, а может, четыреста, души кораблей по воле Создателя или Леворукого принимают на несколько часов человеческий облик и могут провести это время на берегу.
На пирсе, рассматривая спящие корабли, стояли две женщины.
- Завтра уходишь в плаванье?
- Вечером, в Ротфогель. А ты?
- Пока неизвестно. Кстати, где остальные? Скоро рассветет, времени немного осталось.
- «Огонек» и «Эбби» вытаскивают из очередного кабака «Птичку».
- Создатель им в помощь, - «Ноордкроне» усмехнулась. – А, вот они.
В подтверждение ее слов в предрассветной мгле послышалась разухабистая песенка, которую выводил звонкий женский голос. На пирсе появились двое мужчин, тащивших на себе очень пьяную девушку, радостно завопившую:
- Ты – моя медленная звезда!
- А ты - пьяная п...! – в рифму припечатала «Глаубштерн». «Кроне» и «Пламень» воззрились на нее с удивлением, «Эбби» покраснел.
«Птица» расхохоталась:
- "Звездочка", тебя ли я слышу, тебя ли я вижу?
- Зато я тебя прекрасно слышу, - огрызнулась «Звезда», – и вижу, пьяной.
- А больше не увидишь! – торжественно провозгласила «Птичка», попыталась выпрямиться, икнула и снова повисла на «Огоньке», который, впрочем, не возражал.
- Очень на это надеюсь, - суровым тоном заметила "Кроне". – Ты когда успела?
- Оооо, мы с господином катеп... капит... Иик! зур цее... Мы с Отто пили на бруде… на бруден…
- Они пили и целовались, - перевел «Огонек».
- Перед этим играли в карты на желание, - сдал «Птичку» «Эберхард».
«Ноордкроне» кивнула:
- Я так понимаю, «Птица» выиграла, а желание у нее было одно - напиться.
«Птичка» предприняла еще одну героическую попытку выпрямиться.
- Ты просто завидуешь! Он предложил мне руку и ик… сердце, я согласилась, - чуть не рухнула, «Пламень» успел подхватить.
«Кроне», все также невозмутимая, кивнула, соглашаясь:
- Это будет свадьба Круга – человек и линеал.
Тут уже не выдержала «Звездочка», захихикала:
- Хотела бы я оказаться на такой свадьбе подружкой невесты!
- Поверь, ты не хочешь, - заверил ее «Эбби».
- «Птаха», - укоризненным тоном продолжила «Ноордкроне», - тебе через несколько часов в плаванье. Ты как собираешься отшвартовываться?
«Весенняя птица» задумалась и неожиданно вывела руладу своим звонким, а главное, трезвым голосом:
- На честном слове и на одном руле! Ой, я больше не могу! – задыхаясь от смеха, проговорила «Птичка». – «Эбби», «Огонек», вы проиграли! Я ведь говорила, что они поверят! «Звездочка», я наконец-то научила тебя плохому! Ай, ты чего щиплешься?
- Зря, что ли, фрошеры нас «гусями» зовут? – прошипела, как настоящая гусыня, «Звездочка», но «Птичка», оправдывая название, уже неслась на другой край пирса. «Глаубштерн» рванула за ней.
«Ноордкроне» холодно взглянула на братьев:
- «Птица» всегда была сумасбродкой, но от вас…
«Эбби» устыдился, спрятался за спину «Огонька», тот лишь виновато развел руками и растерянно улыбнулся.
- Мне кажется или ты нас сразу раскусила?
- Сразу. Пьяных матросов, капитанов и даже адмиралов я видела предостаточно, - лукавая улыбка скользнула по губам «Кроне». – Потом расскажете, на что спорили. Времени нет.
На краю пирса помирившиеся «Звездочка» и «Птица» встречали солнце, выводя на два голоса:
- Рассветная – ты любовь моя!
С первыми лучами души кораблей растаяли. До похода на Хексберг было еще много времени.

2011-12-19 в 00:14 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 4 "Создатель и "Глаубштерн"

И вернулся Создатель. И начал вершить Первый Суд. Открылись врата для праведников в Рассветные Сады, взметнулось пламя Заката, опаляя нестерпимым жаром грешников.
Создатель в мудрости своей решил: «Да будет каждому дано по вере его». И пересекала Вечное море «Ноордкроне», управляемая твердой рукой фок Шнееталя, перевозила партии дриксенских добропорядочных эсператистов в Рассвет. Задумался Создатель: «Кто в Закат грешников будет доставлять?» И молвил: «Глаубштерн» ко мне». И предстала перед ним душа корабля и возопила:
- Создатель, почему опять я?! Нет, я, конечно, понимаю, что Рассвет мне не светит, но в Закат-то за что? Да еще всякий сброд перевозить!
Единый немного удивился и задумался:
- Кхм, попробую объяснить, чадо мое, - «чадо» нахмурилось. – Было два адмирала…
- Кальдмеер и фок Бермессер, - непочтительно перебило «чадо» Создателя. – Эту сказку я прекрасно знаю. Сама в ней участие принимала. Борьба добра и зла, разума и глупости, профессионализма и карьеризма, благородства и подлости, верности и предательства…
- Чадо, утихни! – прогремел Единый. – Я – Создатель или где?
- Создатель, Создатель, - согласилась погрустневшая «Глаубштерн», тяжело вздохнула. – Значит, в Закат, да?
Единый смягчился:
- Только грешников перевозить через Вечное море.
«Глаубштерн» снова тяжко вздохнула:
- Мне команда нужна. Ну, хотя бы капитан.
- Будет тебе, чадо, капитан, - успокоил Создатель. – Фок Хосс и будет.
- Опять фок Хосс?! – вознегодовала «Звезда веры». – Я и так его еле выносила, служба все-таки. Но терпеть до Последнего Суда? Нет уж, Отец Небесный, уволь. Я лучше призраком по морям поболтаюсь, морячков попугаю. Хоть какое-то развлечение.
- Но капитаном он был хорошим. Свое дело достойно знал.
- Был бы хорошим капитаном, на рее бы не повесили, - резонно заметила «Глаубштерн».
- Хм, а как же исполнение приказа старшего по званию?
- Создатель, только не обижайся. Ты тоже несколько заповедей оставил. И что?
- Кхм, - закашлялся Создатель, его начинал забавлять разговор. – Уела.
- Ведь не для себя прошу другого капитана. Ну, и для себя тоже, конечно, - быстро поправилась «Звезда». – Мне же всякий сброд перевозить. В этом деле нужен человек надежный, чтоб с пассажирами общий язык нашел и на их щедрые посулы не купился, а то развернет меня в Рассвет, так замучаетесь потом грехи выкорчевывать.
Создатель уже хихикал. Нет, забавный все-таки кораблик.
- Ладно, какого капитана хочешь?
«Глаубштерн» радостно захлопала в ладоши:
- Ой, правда, можно самой выбрать? А можно мне «Кроне» с фок Шнееталем помогут? А можно капитана из другого мира, можно?
Создатель махнул рукой:
- Можно, только быстрее выбирай.
Тут же материализовались Адольф фок Шнееталь, «Ноордкроне» и огромная гора папок с резюме капитанов.
- Господин шаутбенахт, Вы проиграли. Я же говорила, что «Звездочка» и Создателя уломает, - спокойно проговорила «Кроне». – С Вас исполнение желания.
- Дети мои, я не понял, что за азартные игры? – возмутился Создатель.
Фок Шнееталь и «Кроне» переглянулись и протянули:
- Так ведь скууучно.
- Что ж, избавлю ненадолго от скуки. Вон, - Создатель указал на роющуюся в папках и подвывающую от восторга «Глаубштерн», - помогите кораблику капитана подобрать. А мне пора. Дела, знаете ли.
И исчез. Из-под груды бумаг раздавались попеременно то радостные, то разочарованные вопли: «Я этого хочу! А, нет, он еще живой! Рамон Альмейда?! Оооо, какой мужчина! Фу, этот на Бе-Ме похож! Создатель, ну, почему, почему на корабле должен быть только один капитан?!»
Адольф фок Шнееталь и «Ноордкроне» поняли, что так они еще не попадали, даже под Хексбергом.

2011-12-19 в 00:15 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драбблы № 5, 6, 7 "Требуется капитан!"

- Хм, по-моему, вот подходящая кандидатура, - фок Шнееталь внимательно читал резюме «следующей жертвы». – Эдвард Джон Смит. Как раз занимался пассажирскими перевозками.
«Глаубштерн» с любопытством заглянула в папку через левое плечо капитана «Ноордкроне» и заметила с укоризной:
- Господин шаутбенахт, Вас не смущает тот факт, что последний корабль в послужном списке капитана Смита утонул в своё первое плавание? Неужели Вы желаете мне такой же судьбы?
Шнееталь подумал про себя, что был бы совсем не против, если бы «Глаубштерн» затонула при первом спуске на воду, решив тем самым много проблем, в том числе и выбор нового капитана.
- В первом плавании? Надо же, - через правое плечо шаутбенахта в резюме заглядывала «Ноордкроне». – И почему потерпели крушение?
«Звезда веры» фыркнула:
- Айсберг не заметили.
- Хм, такое не всем под силу, - «Кроне» усмехнулась. – Но, думаю, судьба «Титаника» тебе не грозит.
- Почему это?
- В Закате жарко. Там нет айсбергов.
- Тьфу на тебя.
- Эй, хватит плевать на мой линеал!
- Я тоже тебя люблю, «Звездочка».

- Слушай, «Звездочка», - протянула «Ноордкроне», удобно расположившись на многочисленных папках, - а почему бы Бешеному Вальдесу не стать твоим капитаном?
- Ага, и «Астэра» в качестве шлюпки, - хмыкнула растянувшаяся рядом «Глаубштерн». Тут же дремал фок Шнееталь.
- Я серьезно. Вы друг друга знаете, все-таки несколько раз встречались в море и в бою.
«Звездочка» задумалась:
- Нет. Во-первых, он – «фрошер», что уже неприемлимо. Во-вторых, он – не эсператист, значит, тут ему просто делать нечего.
- Ты не указывала вероисповедание в обязательных условиях, - с иронией заметила «Кроне».
- В-третьих, если Вальдесу попадется Бермессер, то всю дорогу до Заката Бешеный, по меньшей мере, будет развлекаться игрой в «виселицу». Мне хватило одно раза. Да, господин шаутбенахт, я не игру в слова сейчас имела в виду, - пояснила проснувшемуся Адольфу.
И с независимым видом «Глаубштерн» съехала к подножию горы из папок.
«Ноордкроне» улыбнулась:
- Мой капитан, Вы помните, что задолжали мне желание? Предлагаю убить время игрой в «виселицу».
Фок Шнееталь вытаращил глаза от изумления.
- Что Вы так на меня смотрите? Чур, я - первая загадываю слово.

Адольф фок Шнееталь и «Ноордкроне» с безнадежной тоской взирали на «Глаубштерн», которая листала и отбрасывала бумаги в стороны, сопровождая свои действия комментариями:
- Тааак, этот одноногий… Ааааа! Уберите от меня этого урода!.. Этот косой… А этот вообще Орландо Блум!
Шнееталь и «Кроне» не выдержали, взвыли:
- Чем тебя Орландо Блум не устраивает?!
- Ну, не нравится он мне, не нравится, - капризным тоном пояснила «Звездочка».
- Может, тебе Джека Воробья подогнать? – возмутился Адольф.
- А что? – обрадовалась «Глаубштерн». – С ним весело, приключения будут…
- Находиться на твою корму, - веско заметила «Ноордкроне». – Есть риск, что до Заката вы не доберетесь, ввяжетесь по пути в какую-нибудь авантюру, нам придется вас разыскивать, а потом всем вместе объясняться с Создателем.
«Звездочка» обиделась.
- Может, лучше Питера Блада? Моряк очень даже приличный, человек порядочный, несмотря на пиратское прошлое, - размышлял вслух Шнееталь. «Глаубштерн» повеселела.
- Тогда, господин шаутбенахт, они точно до Заката не доберутся. Затеют авантюру, нам придется их разыскивать, они сами объявятся, и еще скажут, что на то была воля Создателя, при чем Единый им поверит.
- Да, - радостно подхватила «Звездочка», - на то была воля Создателя.
В нее полетели папки.

2011-12-19 в 00:18 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 8 "Смена имиджа."

«Глаубштерн» злилась. Очень. Фок Бермессер придумал очередную глупость: покрасить линеалы в цвета флага Дриксен, для поддержания, так сказать, патриотического духа у военных моряков. Чем светло-коричневая окраска «Звезды веры» ему не угодила, осталось загадкой. Посмеялись и забыли. Но идея неожиданно получила одобрение кесаря, что вызвало у всех шок, когда сверху пришел приказ: «Перекрасить!» Казначейство для такого случая даже деньги без проволочек выделило для закупки краски. И началось…
Все три линеала стояли на покраске. «Ноордкроне» тоже злилась, хоть и не подавала вида. Зная сестру, «Звездочка» предполагала, что в ближайшее время господ Кальдмеера и фок Шнееталя ожидала незапланированная посадка на мель или обрыв якорных цепей. Иногда «Кроне» бывала очень злопамятной! «Весенняя птица», продемонстрировав обширный словарный запас ругательств, начала получать удовольствие от ситуации.
- Представляете, - заявила она, - теперь нас «фрошеры» издалека будуть видеть.
- Угу, - буркнула «Глаубштерн», - можно подумать, раньше они нас не видели.
- «Звездочка», ты не понимаешь. Раньше узнавали по флагам, а теперь, как увидят издалека нашу расцветку под государственный флаг, так сразу же сбегут без боя.
- Почему?
- А мы бело-голубыми нарядами будем внушать «фрошерам» страх и ужас, своих же моряков вдохновлять на подвиги во славу кесарии Дриксен. В кои-то веки Бермессер высказал здравую идею.
- Скорее всего, мы своими бело-голубыми нарядами внушим, что в Дриксен все с ума сошли во главе с кесарем, - сыронизировала «Ноордкроне».
«Глаубштерн» тяжело вздохнула:
- Если Вернеру так хотелось выделиться, мог бы предложить перекрасить в иссиня-черный. Под цвет формы, лучше бы смотрелось.
- Западный флот переименуют в Лебединую стаю, - продолжала «Птица», - гимном станет дриксенская народная песня «Летят утки и два гуся».
- В нашем случае подойдет «Собирались девки замуж, да никто не взял», - «Звездочка» хихикнула.
- Учти, «Птичка», если будешь во время исполнения гимна Лебединой стаи нести отсебятину, я лично порву тебе якорную цепь и мачты обломаю, - серьезно сказала «Ноордкроне».
«Весенняя птица» хмыкнула:
- Нет, «Кроне», это будет называться «оборвать лапы и выдрать перья». Если уж взялись изображать из себя лебедей, то будьте добры соответствовать внешнему виду.
- Дааа, «Птичка», - протянула «Глаубштерн», - вот и тебя Вернер занудствовать научил.

2011-12-19 в 00:20 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 9 "Названия и гендерные отличия"

- Скучаешь, "Глаубштерн"?
- Без Вас - очень!
- Да не проблема. Я развею твою скуку, красавица.
- А не пошли бы... Ааааа! - грохот падающего тела. - "Астэра"?!
- Собственной персоной!
- Разве... не... кхм... эээ... Так, значит...
- Мужчина.
- Какой кошмар!
- По-моему, очень даже симпатичный, - ехидная улыбка.
- Ну и шуточки у вас на флоте.
- Вальдесу понравилось, - еще и ухмыляется, тут плакать надо.
- Мне срочно нужно выпить! Вернее, запить!
- Со мной! На брудершафт!
- Изыди, нечисть!
- Поздно! Бармен, две касеры и повторить!

***

- Ой! Тааак, «Астэра», тьфу, «Астэр», еще раз ущипнешь меня за… за корму!..
- То что? – наглая ухмылочка.
- То послезавтра на учениях из трех будет поражено четыре цели!
- Звезда моя, где ты найдешь четвертую, если их всего три?)
- Тварь моя закатная, четвертой целью будешь ты!
- Злая ты! Наверное, надо еще выпить.
- О, нет!
- О, да! Бармен, где наша касера?

2011-12-19 в 00:21 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 10 "Судьба"

Если бы «Ноордкроне» спросили, почему ей не нравится Руперт фок Фельсенбург, то она просто не нашлась бы с ответом. Нельзя сказать, что «Кроне» слепо обожала свою команду. Конечно, нет. Люди все разные, и отношение у корабля к ним – тоже разное.
Вот, например, шаутбенахта фок Шнееталя, своего капитана, «Ноордкроне» любила и уважала, при чем сама не знала, какое из этих чувств преобладало. У отца Александера был красивый и звучный голос, «Кроне» с удовольствием слушала чтение молитв. Премьер-лейтенанта Ойленбаха, прежде всего, ценила за профессионализм, все-таки не каждый линеал может похвастаться отличными артиллеристами, и оружие всегда содержалось в образцовом порядке. К мальчику Зеппу «Ноордкроне» испытывала сестринскую нежность. А вот адмирала цур зее… Адмирала цур зее Олафа Кальдмеера «Ноордкроне» просто обожала. Нет. Боготворила. В целом, линеал уважал и ценил свою команду, тем более люди отвечали тем же, а также холили и лелеяли. Но этот Фельсенбург! Несмотря на то, что Зепп и Руппи сдружились, несмотря на то, что Руппи оказался достаточно толковым малым, чтобы задержаться в адъютантах у Ледяного, «Ноордкроне» испытывала к нему стойкую неприязнь. Нет, она, конечно, не опускалась до мелких пакостей, хотя иногда хотелось уронить какую-нибудь снасть Фельсенбургу на голову. И как-то не сдержалась, пожаловалась сестре. «Глаубштерн» только отмахнулась.
- Не понимаю, чего ты к мальчишке цепляешься. Ну, промахивается иногда, бывает. Так ведь не ошибается тот, кто ничего не делает. У паренька неплохие задатки, иначе господин адмирал давно списал бы его на берег. Такого толкового бы адъютанта Бермессеру, может быть, тот поумнел бы немного.
«Ноордкроне» лишь улыбнулась в ответ.
- Мечтать не вредно, - вздохнула «Звезда веры». – И, если бы я тебя не знала, то подумала бы, что ты просто ревнуешь.
«Ноордкроне» не выдержала, расхохоталась:
- Ну, и к кому, по-твоему, я ревную?
- Своего обожаемого адмирала цур зее Олафа Кальдмеера к Руперту.
- «Глаубштерн», ты несешь чушь!
- Нет, чушь у нас обычно несет «Птичка», а я дело говорю. Ты ревнуешь, потому что вы оба боготворите Ледяного. Но Руппи – человек из плоти и крови, а ты – корабль, хоть и прекрасный корабль. Никогда не задавалась вопросом: что мы для людей?
- И что?
- Деревяшки, большие деревяшки с парусами, пушками, якорями, такелажем… Нам дают имена, нас в какой-то степени одушевляют, считают домом. Но людьми от этого мы не становимся. Человеку нужен человек, и никакой корабль, даже самый великолепный, не заменит его. Знаешь, почему ты ревнуешь? Ты можешь только выполнять команды своего адмирала…
- Руперт тоже.
- «Кроне», ты прекрасно меня поняла. Руппи – младший по званию, и должен выполнять приказы, но он может говорить с Ледяным, помогать ему, заботиться о нем, а ты – нет. Ну, по крайней мере, как человек. Уверена, как корабль, ты сделаешь все от тебя зависящее.
«Ноордкроне» погрустнела:
- Но я все лишь деревяшка.
- «Кроне», не переживай. Мы созданы быть кораблями. У нас такая судьба, потому люди нас построили. И с этим ничего поделать нельзя. Поверь мне, многие хотели бы оказаться на твоем месте.
- Люди?
- Корабли, остряк-самоучка. Ты – адмиральский флагман, капитан у тебя умница, команда просто сверх похвалы.
- Ты мне сейчас комплименты расточаешь?
- Нет, констатирую факты.
- И когда ты успела стать философом?
- Ну, с Бермессером ничего другого не остается, а быть простой деревяшкой я не желаю. Присмотрись к Руперту, вдруг он - твой будущий капитан.
С этими словами "Глаубштерн" отчалила. Со временем «Ноордкроне» переменила мнение о Руперте фок Фельсенбурге, но какое-то глухое раздражение осталось.
Тот разговор «Кроне» вспомнила под Хексбергом, когда, поломанная, изуродованная, медленно и верно уходила под воду, и понимала, что ничего не может сделать для оставшихся в живых из своей команды людей, только держаться на плаву до последнего. Зепп и отец Александер погибли, фок Шнееталь носился по линеалу, Ойленбах собирал всех, кого мог, к орудиям левого борта, а Руперт, попрощавшись, увозил с собой раненного Кальдмеера. «Ноордкроне» с непонятной горечью припомнила слова «Глаубштерн»: «Человеку нужен человек». Зло усмехнулась: «Но, как корабль, сделаю все от меня зависящее». И приготовилась сражаться. Другой судьбы она себе не желала. «Ноордкроне» оставалась флагманом до конца.

2011-12-19 в 00:22 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Драббл № 11 "Любовь моя, да будет смерть тебе..." (с)

Несмотря на данное название, «Франциск Великий» был построен на Марикьяре, внешностью и темпераментом походил на истинных сыновей этого острова, а характером на альмиранте – под внешним спокойствием скрывался огонь. На первый взгляд казалось, что для «Франциска» имеют значение только служба, море, Рамон Альмейда и дисциплина, без которой на флоте никуда, особенно, на марикьярском флоте. Например, «Астэра», не определившаяся до сих пор с половой принадлежностью и представавшая в очередной раз то юной обворожительной девицей, то веселым и наглым парнем, вызывала у флагмана желание отправить ее на гауптвахту, если бы таковая существовала для кораблей. А когда в подчинении около сотни линеалов, не считая прочую мелочь? Но в целом «Франциск» жизнью и службой был доволен. Что еще нужно для счастья военному кораблю? Дела так и обстояли, пока в море адмиральский флагман не встретил Её. Гордую статную белокурую голубоглазую красавицу-северянку «Ноордкроне». Под флагом кесарии Дриксен.
Люди говорят: «Любовь с первого взгляда». «Франциску» показалось, его накрыло «бродячей» волной. Сражения удалось избежать. «Ноордкроне» лишь хмуро посмотрела в ответ на восхищенный взгляд марикьяре и удалилась. С того момента во «Франциске» что-то изменилось. Вечно озабоченный вояка и моряк периодически впадал в мечтательную задумчивость. Иногда снились волшебные сны, в которых были рассвет, море, родная Марикьяра на горизонте и рядом идущая на всех парусах и лукаво улыбающаяся «Ноордкроне».
«Франциск» понял, что влюбился. За один благосклонный взгляд северянки «Франциск» был готов обойти все моря Кэртианы, за одну ее улыбку - вступить в бой с сотней линеалов, ради нее – покорить весь мир. «Франциск» уже начинал подумывать, как намекнуть альмиранте, что белокурая красавица неплохо бы смотрелась в составе эскадры рядом с флагманом. Но «Ноордкроне» не стала бы ходить под «Победителем дракона», а вот черное с синим ей очень бы пошло.
И снова их свело море. «Франциск» не выдержал, пылко признался в своих чувствах и предложил:
- Любовь моя, мы вместе будем править морями!
«Ноордкроне» ответила холодно, тщательно подбирая слова:
- Я не искала Вашего расположения, сударь, впрочем, не ищу его теперь. Позвольте напомнить, что наши страны пусть и заключили перемирие, продолжают являться врагами. Рано или поздно мы сойдемся в бою. Хотите Вы того или нет, но Вам придется преодолеть свою склонность, на войне не место любви, тем более к врагу.
«Франциск» вспыхнул:
- Хотите Вы того или нет, сударыня, но Вам придется смириться с тем, что рано или поздно окажетесь в составе флота Талига!
«Ноордкроне» оскалилась:
- Только через труп моего адмирала!
- Значит, будет!
И разошлись.
Люди говорят: «От любви до ненависти один шаг». В миг «Франциск» превратился из влюбленного мечтателя в исходящего ядом вражды мстителя. Ненависть пожирала и разъедала его. Проницательная «Астэра» только качала головой.
«Франциск» с нетерпением ожидал войны, чтобы поквитаться. И этот долгожданный момент настал. Западный флот кесарии Дриксен под командованием Олафа Кальдмеера отправился брать Хексберг. «Франциск» с нетерпением предвкушал встречу с предметом своей ненависти и старался не признаваться себе, что ему страшно. Страшно не за себя, не за братьев и сестер, они – воины. Испугался за «Ноордкроне». Альмиранте уже все решил и выбрал себе противника. Её будут убивать, и убивать будет «Франциск». Да, хотелось уничтожить «Ноордкроне», за то, что посмела отвергнуть его любовь, за то, что посмела идти войной на его страну, и хотелось предупредить, развернуть, отпустить. Но «Франциск» тоже уже решил все для себя: он сам отправит ее на дно, больше никому не позволит.
«Ноордкроне» приветствовала полным бортовым залпом. «Франциск» ответил. И началось. Боя флагман не помнил, только рявканье пушек, пороховые облака, свистящие ядра, кипящее море, поломанную, зло улыбающуюся, из последних сил держащуюся на плаву и огрызающуюся «Ноордкроне». Он даже не помнил, как она затонула. Очнулся только, когда «Черный лев» заметил:
- Ну, все, булькнула «гусиная» гордость. Победа за нами!
- Да, победа за нами, - повторил «Франциск», смотря на то место, где волны сомкнулись над «Ноордкроне». Над его гордой северной красавицей «Ноордкроне».
Вражеские корабли потоплены, взяты в плен или покинули поле боя, сбежали в шторм. Надо бы радоваться победе, свершившейся мести, но почему так больно? «Франциск» если бы мог, то завыл бы от боли. Но нельзя, нужно возвращаться в порт, считать потери, залечивать раны.
Через какое-то время его нашла неугомонная «Астэра», спешившая поделиться новостью о спасении дриксенского адмирала. Да, да, того самого, чей флагман затонул. «Франциск» усмехнулся. Вот ведь ирония судьбы! Слова «Ноордкроне» оказались пророческими.
Люди говорят: «Почернеть от горя». «Астэра» заглянула в лицо другу, «Франциск» казался помертвевшим. Поняв все и помолчав немного, «Астэра» тихо начала говорить:
- Всему свое время, и время всякой вещи под небом. Время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное. Время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.*
«Франциск» беззвучно плакал. «Астэре» стало страшно.

*- Екклесиаст 3, 1—8

2011-12-19 в 14:58 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Чувствую себя ходячим вдохновителем. ^_^

2011-12-19 в 17:21 

Айрини Нэйл
- Ты - зомби! - Я ПЛАЧУ НАЛОГИ!!!/// У меня будет своя бухгалтерия, с тортом и "девочками"!
Мирилас, это же замечательно.)

   

Кэртианский гет и джен

главная