14:38 

Фанфик: «Старый парк» от Верескланы

Традиционная Кэртиана
Название: «Старый парк»
Автор: veresklana
Категория: гет
Жанр: романс
Пейринг: Рокэ/Елена
Рейтинг: G
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймер: мир и герои принадлежат В.В. Камше.
Примечание: написано по заявке с хот-феста.
Размещение: разрешение автора получено.

@темы: G, Елена Урготская, Рокэ Алва, Рокэ/Елена, гет, закончено, мини, фанфик

URL
Комментарии
2011-10-21 в 14:38 

Традиционная Кэртиана
Елена давно научилась ждать. Она так долго ждала после первой встречи — почти без надежды, а во время Излома еще и без известий. После она узнала, что Алва жив, и было его первое письмо. Было так хрупко и тревожно — сначала; а потом снова ждать, ведь регент Талига не принадлежит себе.
Но сегодня можно было не волноваться. Он всего лишь с самого рассвета поехал во дворец, и Елена в одиночестве сидела за книгой. Тихий шелест страниц, по-утреннему рассеянные мысли… Знакомо легкие, по-молодому стремительные шаги она услышала только у самой двери.
Вместе с герцогом в библиотеку ворвался свежий и горький запах осени от брошенной к ее подолу охапки золотых листьев. Им же пропитался камзол Рокэ, а руки у него были холодные — как и губы.
Кольнуло в сердце от его веселого прищура — неужели Рокэ не пропадет сегодня, не уедет больше? Теплые объятья, шепот у виска: «В такое утро преступлением будет не посетить Старый парк, ласточка моя…»
Утро прозрачное и тихое, солнце растворяет холодный ночной туман и золотит листья. А когда Рокэ так улыбался и так вкрадчиво говорил, хотелось вскочить и, не думая ни о чем, бежать за ним.
…Солдаты почтительно поприветствовали герцога Алву, и узорчатые ворота распахнулись. Аллеи Старого парка пусты в этот ранний час, к тому же сюда снова пускают немногих. Не надо никого видеть, они ведь так редко бывают вдвоем. И разговаривать тоже не надо — хочется просто помолчать вместе. Хочется воспоминаний и мыслей — раньше они тревожили, теперь заставляют улыбнуться.
Елена не из тех, кого считают красавицами, как герцогиню Эпинэ. Она не умеет последовательно вести дела и бывает рассеянна, но знает это за собой и потому доверяет хозяйство домоправителю и слугам. Она не может емко и точно облечь чувства в слова, как Арлетта Савиньяк, сказки которой читала детям; вряд ли сумеет поступить жестко и твердо, как Франческа, тогда, во время занятия Дуксии, еще Скварца…
Но Алва любит жену не за это. Любит — сомнений нет, Елена слишком хорошо разбирается в людях и особенно тонко научилась понимать одного, самого близкого человека. Выражение его любви — это не признания и не серенады под окном, хотя за гитару Рокэ под настроение берется. Это благодарный взгляд в ответ на спокойную теплую улыбку, когда нужна поддержка — о которой он первый, конечно, не попросит. Но и никогда не оттолкнет, что уже значит очень многое для того, кто так долго никого к себе не подпускал.
Елене порой даже смешно от этой вечной мужской самоуверенности. Убежденность в том, что без него в Талиге ничего не решится, даже — особенно — у Рокэ не исчезнет никогда. Неудивительно после Излома, но все же от мрачных размышлений о судьбах королевства надо иногда отвлекать. А как раз согреть улыбкой, причем именно когда это нужно, она умеет превосходно.
Под глазами Рокэ залегли тени: снова над бумагами не спал ночь. Король Карл несколько лет как совершеннолетний, но в государственных делах по-прежнему полностью полагается на герцога Алву. Тот уже не регент и снова Первый маршал — Эмиль Савиньяк до его возвращения тяготился этой должностью. Правда, Рокэ теперь все чаще полагается на молодых военных и выделяет Арно среди других. Он обмолвился как-то, что собирается подать в отставку через несколько лет — это Елена и так понимала, но не показывать же, что видишь, как он понемногу начинает сдавать.
Они шли по тенистой аллее в глубине парка, промерзший за ночь гравий хрустел под ногами, а ветер качал черные ветки тополей. Осень в Олларии прохладнее, чем в Урготе, но Елена давно привыкла. Рокэ — тем более, но сейчас на нем плотно запахнут плащ, а пальцы холодные. Наверняка его знобит после бессонной ночи, но виду не подаст.
Елена прекрасно знала эту привычку мужа— засидевшись допоздна, не ложиться вовсе. И при этом все равно начинать день с неизменной тренировки: что бы ни говорили о славе лучшего фехтовальщика Талига, просто так она не дается. Елена чувствовала, как он уходил рано утром, стараясь не тревожить ее, и окончательно просыпалась под звон шпаг во дворе.
И сыновей Рокэ приучил к оружию с детства. Елена задумчиво улыбнулась: младший сейчас в Лаик, любопытно, что нового там смогут дать сыну кэналлийского герцога. Старшему, помнится, было отчаянно скучно, чего он и не скрывал — сказывалась фамильная заносчивость.
Теперь же тот оканчивал службу оруженосцем у Савиньяка, что раз за разом давало поводы к волнению: что Рамиро, что Арно — оба отчаянные, а у последнего даже с возрастом не проявилось сдержанности брата-кансилльера. И уже с затаенной гордостью понятно, кто станет Первым маршалом лет через пятнадцать, хоть от отца, разумеется, поблажек в армии не будет.
Строже, чем к сыновьям, Рокэ относился только к самому себе. Уговаривать беречься Елена никогда не пыталась: понимала, что такого человека не переубедить. Мужчины, особенно сильные, не любят навязчивого женского беспокойства. А вот мягко отвлечь— это гораздо умнее.
Рокэ замедлил шаг, коснулся лица ладонью и провел по глазам. Одной — второй придерживал под руку Елену — и привычное движение вышло неловким. Устал, хоть и не хочет показывать. Ему ведь уже далеко не двадцать пять, когда легко получалось бодрствовать сутками. Пусть ляжет, как они вернутся, только докучать просьбами об этом ему не надо. Лучше просто намекнуть, а самой уйти — например, сесть за письма. Давно собиралась написать в Фельп сестре, а сегодня как раз так радостно, что хочется ответить на ее милую болтовню.
Зато потом весь вечер будет принадлежать им с мужем. Раньше такое редко получалось: первые годы после свадьбы тот был слишком занят, много ездил по еще неспокойной стране и возвращался очень уставшим. После рождения детей ждать его стало гораздо легче. А теперь они выросли, и непривычно в особняке одной: еще летом дома был младший сын. Алонсо не такой порывистый, как Рамиро, не пропадал в городе целыми днями, а больше сидел у себя, и из-за двери слышался перебор гитарных струн. И с матерью он говорил чаще. Хотя вернется из Лаик другим, повзрослевшим, а потом тоже будет, как брат, редко писать домой.
И будет еще много таких вечеров, как сегодня — только вдвоем с мужем. Будут тихие разговоры под треск поленьев в камине, тепло и понимание... Елена подняла счастливые глаза и встретилась с тихой, немного усталой улыбкой.
Запутавшиеся в золотых листьях солнечные лучи, синее небо… Синий взгляд, по-прежнему яркий и молодой, случайная ниточка паутинки в волосах Рокэ — ее Елена осторожно смахнула, но смоляные пряди все равно серебрятся…
Ничего, это просто осень. Она ничуть не хуже прошедшей весны и уходящего лета, а зима наступит еще очень не скоро.

URL
2011-10-21 в 14:44 

Констанция Волынская
"Ты всегда получаешь чего хочешь, рано или поздно, так или иначе..." Макс Фрай
Очень понравилось )
Добрый такой текст )

   

Кэртианский гет и джен

главная