19:00 

Драбблы о различных персонажах ОЭ от Мика*

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Автор: Мика*
Категория: джен, гет
Жанр: юмор, романс, мистика
Персонажи: Робер, Марианна, Левий, Астрап, Вальдес, Альмейда, кэцхен, Курт Вейзель, Юлианна Вейзель, Алва
Рейтинг: G
Размер: драбблы
Саммари: шо бывает, шо чего и не было (с) Лис
Дисклеймер: персонажи и вселенная принадлежат В.В.Камше, цитаты - курсивом
Предупреждение: с флотом автор на "вы", с кошками - на "они"
Примечание: написано по заявкам Nansaidh (aka Annaig), Крошка Ро, Мирилас, *Leana*, tigrjonok

Чёрные кошки
Оно одумается? или Пошли, Создатель, терпения
Прародителей надо слушаться
Такая годовщина
Выигрыш - святое

@темы: драббл, джен, гет, в процессе, Юлианна Вейзель, Ротгер Вальдес, Рокэ Алва, Робер/Марианна, Робер Эпинэ, Рамон Альмейда, Марианна Капуль-Гизайль, Курт/Юлианна, Курт Вейзель, G, AU, кэцхен, фанфик

Комментарии
2011-09-09 в 19:02 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Чёрные кошки

Дамы к Капуль Гизайлям не ездили. До недавнего времени. Приблизив к себе баронессу, Катарина обеспечила красавицу приятельницами из приличных семейств, живо уразумевшими, что открылась лазейка в место, где водятся мужчины.
В этом не было большой беды ровно до тех пор, пока сразу несколько приличных гостий разом не обратили пристального внимания на водящегося там же Иноходца. По мнению Марианны, сии поползновения, мягко говоря, нельзя было назвать умными. По мнению Робера… впрочем, мнение Робера осталось при нём, ибо максима «дам нужно развлекать, любых» никогда не подлежала сомнению не только в роду Валмонов.
И он развлекал. Второй час сряду в голубой гостиной, давно покинутой прочими визитёрами. Запас светских новостей и приличествующих случаю анекдотов иссяк, а внимание слушательниц и не думало ослабевать. Они ахали, хихикали, вздыхали, переспрашивали, норовили пересесть поближе. Иноходец, мысленно смиряясь с невозможностью закончить сегодняшний вечер в обществе одной-единственной женщины, приступил к изложению в лицах истории о том, как в детстве они с братьями хотели встретиться с Леворуким при посредничестве его хвостатых подданных.
Это была длинная история. Марианна остановилась у приоткрытой двери. Можно войти и на правах хозяйки похитить гостя у не в меру изумлённой публики. А после проделывать это снова и снова, пока кому-нибудь наконец не надоест. Можно присоединиться к внимающим, и очень скоро рассказчику станет совершенно невыносима его и без того незавидная роль. А можно… Баронесса окинула оценивающим взглядом комнату, старательно умильные лица дам, натужно галантную физиономию их жертвы, свечи, сгоревшие на три четверти, тихо отошла от двери и направилась на половину прислуги.
- Тибо,.. Ты умеешь хранить тайны?
Девятилетний сын конюха был польщён доверием хозяйки по самую лохматую, выгоревшую на солнце макушку и готов немедленно отправиться околачивать для неё хоть звёзды с неба, хоть груши с ёлки, не говоря уж о той малости, каковая от него действительно требовалась.
***

- Выбраться из замка в ночь Летнего Излома оказалось не так уж и трудно, – вещал Иноходец голосом площадного трагика. – Однако полночь следовало встретить под крик четырёх чёрных кошек на перекрёстке дорог, одна из которых ведёт с рассвета на закат, а вторая – от дома левши к кладбищу…
Свечи догорели, зажечь новые никто почему-то не удосужился, и дамы вволю пугались, обозначая своё присутствие прерывистым дыханием и попискиванием. Рассказчику поневоле становилось смешно. В какой-то момент ему почудилась тень, скользнувшая от двери к ширмам между окном и камином. Нет, показалось.
- Сложнее всего было, разумеется, заранее отыскать несомненного левшу. По крайней мере, так нам казалось, пока не наступил черёд кошачьего вокала.
- Ах, герцог, – послышался шёпот с придыханием откуда-то слева. – Всё это так… так… ужасно… а вы были так юны… Признайтесь, вы хотя бы немного испуга…
Со стороны окна донёсся тихий, заунывный мяв. Дамы единогласно вспискнули, Эпинэ икнул от неожиданности, потом усмехнулся.
- Не стоит волноваться. Очевидно, одна из хвостатых безобразниц явилась засвидетельствовать, что её племя подаёт голос лишь тогда, когда считает нужным.
С нескольких сторон сразу послышалось неуверенное хихиканье.
- Итак, полночь приближалась, и мы с сожалением понимали, что без насилия не обойтись.
Кошачье соло повторилось, на сей раз – возмущённо. Впрочем, кошачье ли? Пуще прежнего всполошившиеся дамы не усомнились… А вот блеснувшие в темноте зелёные бусины могли быть только кошачьими глазами. Зверушка припала к светлому паркету чёрной настороженной кляксой, обвела замерших людей недобрым взглядом и брызнула в окно.
- О,.. – трепетная блондинка в розовом рассудила, что страх – тоже достояние, и им нужно пользоваться. – Герцог, ваши истории так пугают… этой ночью я никак… никак не смогу уснуть…
Вздрагивающие пальцы нашли руку рассказчика и вцепились в неё.
- Ну что вы, сударыня, – Иноходец ободряюще сжал перепуганную лапку, и та послушно затихла.
У окна же, напротив, зашипели и, кажется, на паркете мелькнула ещё одна хвостатая тень. Иноходец хмыкнул: нет, кошки так не шипят.
– Дальше всё было далеко не так впечатляюще, как могло бы. Часы на колокольне замковой церкви били полночь, ваш покорный слуга, да простит его Чужой, дёрнул свою кошку за хвост, кошка, разумеется, закричала, но тут же извернулась и отомстила. Всеми четырьмя лапами и зубами, кажется, тоже. Поэтому в решающий момент у меня вырвалось не «О, Леворукий, Повелитель Кошек, порождение Заката, приди и ответь», а нечто крайне нелестное в тот же адрес. Что-то в том же роде вышло и у Сержа. Стоит ли удивляться, что Враг пренебрёг нашим приглашением? А вот кошки…
Вторая тень на паркете не померещилась. Она была, но почему-то не удрала в окно, а надумала искать убежища под юбками одной из слушательниц. Теперь в гостиной визжали все. Блондинка то ли и впрямь с перепугу, то ли по глупости попыталась спастись в объятиях рассказчика, за что тут же получила орущее вполне собственным голосом когтистое возмездие в замысловатую высокую причёску.
Незадачливая публика покидала комнату опрометью, с ором и паникой, насилу протиснувшись в, казалось бы, широкий дверной проём. Следом зачем-то рванула ещё парочка кошек.
- Эрэа!.. Ну куда же вы?! – Эпинэ, с трудом сдерживая хохот, поднялся с кресла, подошёл к зловещей ширме и отодвинул её.
Хозяйка дома аккуратно сворачивала опустевший мешок.
- Эрээээа… ну кудааааа же вы?.. – Протянула баронесса нарочито манерно.
Иноходец сделал обиженное, но гордое лицо, сколь возможно огромные глаза и постарался придать голосу интригующей бархатности:
- Куртизанки не ревнуют…
- … что?!
- Не похоже?
- Похоже, похоже. Но, пожалуйста, больше не делай так губами.
- Почему?
- Потому что когда над этим «похоже» усы – это слишком смешно. А я совсем было собралась тебя убить.

2011-09-09 в 19:05 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Оно одумается? или Пошли, Создатель, терпения

- Вальдес,.. - Рамон Альмейда никогда не был по отношению к подчинённым ни зверем, ни извергом, но порой об этом жалел, - скажите честно, вам ещё не надоели наряды вне очереди на уборку корабля и подсобные работы по камбузу?
- Что вы, господин капитан! – Вопрошаемый нежно обнял швабру и ослепительно улыбнулся. - Здесь учат многому, но без сомнения, только полезному. Если гуси нападут - мы им дорогу расчистим и жрать приготовим.
Альмейда поморщился как от зубной боли. Если этот чудный парень и почти земляк когда-нибудь выбьется из матросов, лично у Рамона будет праздник, а вот у вероятных подчинённых чудного парня…
- Все давно знают, что самая длинная снасть на корабле – безусловно, язык, но не боцманский, так что, можете прекратить паясничать. Вы моряк, Вальдес. И вы военный. Поэтому запомните наконец…
- Помню, господин капитан! – Горе кошачье вытянулось в струнку, не выпуская швабры, - если предмет движется - отдай ему честь, если не движется - надрай его!
- Вальдес, ещё одно слово в том же духе, и я надраю вас. Вот этой самой шваброй, - Рамон Альмейда никогда не был ни зверем, ни извергом, но очень надеялся, что умеет выглядеть тем и другим одновременно. Для убедительности универсальное орудие было у Вальдеса изъято. – Мне не нужна дыра в палубе, рискующая стать пробоиной в днище. Мне нужно ваше вразумительное объяснение.
- Всё, чего пожелаете, господин капитан! – Паршивец лучился рвением, а его голос слышали, кажется, от носа до кормы.
Альмейда, напротив, заговорил тише. И злее.
- Почему мне всю прошлую ночь снились сначала голые баба толпами, потом – личный состав корабля в непотребном виде, потом – вообще Леворукий знает, что, потом оказалось, что я не сплю, а рядом за какими-то кошками ржали вы?!
- Господин капитан, - Вальдес делано потупился и наконец соизволил не орать. – Скорее всего, это был не я. Но… - подчинённый вновь истово воззрился на начальство, - думаю, вам не откажутся не только объяснить, всё, что вас интересует, но и показать.
Матрос, которому вряд ли суждено стать хотя бы боцманом, лыбился, но не ржал, а за спиной капитана летним бризом дрожал тихий смех, странно напоминающий перезвон невозможных в открытом море серебряных колокольчиков.

2011-09-09 в 19:11 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Прародителей надо слушаться

В обескрысевшей Олларии свихнулись кошки. Нет, они не ушли следом за добычей – они озверели. Начиная с того, что, проснувшись в одно не самое прекрасное утро, жители столицы обнаружили своих мурлык вымахавшими за ночь до размеров варастийских волкодавов. Отношения к людям устрашающие твари, к счастью, не переменили: от так называемых хозяев им по-прежнему требовались еда и ласка. Впрочем, когда к вам на колени вспрыгивает за лаской пол коровы, в счастье сего обстоятельства недолго и усомниться. А вот кормились кошки теперь загадочно. Вылакав с утра телячью порцию молока, они исчезали из дому и часами пропадали неведомо где, затем возвращались, чтобы выблевать у хозяйского порога, а то и у хозяйской кровати комок чего-то склизкого и несуразного, стребовать за этот сомнительный подвиг законную долю поглаживаний и почёсываний и вновь исчезнуть.
Роберу чудо-тварь вблизи предъявил Левий. То, что совсем недавно было Альбиной, мостилось на кардинальские колени, и Эпинэ помог, чем смог, и даже немного погладил чудовищный меховой шар, рокотавший от удовольствия как средних размеров водопад.
- Герцог, - не преминуло отплатить добром за добро спасённое преосвященство, - сегодня нескольких таких… кошек видели выпрыгивающими из-за ограды вашего особняка. Пока на это обратили внимание только мои люди. Но горожане тоже не слепы, хотя и напуганы. Поэтому на вашем месте я побывал бы дома как можно скорее.
По дороге домой Эпинэ довелось узреть кошкомонстра в действии. Короткошерстная серо-полосатая зверюга охотилась. Обыкновенно охотилась как обыкновенная кошка: припала к мостовой, немного проползла, сжалась, прыгнула, поймала и принялась, деловито урча, поедать добычу. Она несомненно что-то жевала. Но что именно, Робер не разглядел, как ни старался.
А дома ждало и впрямь странное. Кабинет, в который ввиду его захламлённости Эпинэ не пустил бы гостей и под пистолетом, оказался занят. В рабочем кресле восседал долговязый худощавый блондин в странном алом с золотом одеянии, закинув на заваленный бумагами стол ноги в не менее странной, сплетённой из кожаных ремешков обуви. Почти одновременно с вошедшим в дверь хозяином дома в открытое настежь окно скользнула огромная гибкая тень, оказавшаяся… нет, не большой кошкой – самым настоящим леопардом.
- Лэйе Астрапэ! – Выдавил приросший к порогу хозяин.
- И тебе лэйе, - не растерялся гость. – Явился наконец, не прошло и Круга!
- Что… ты здесь делаешь? – Вопрос прозвучал глупее некуда, но не спросить Эпинэ не мог.
- Охочусь, - невозмутимо ответствовал прародитель. - Точнее, вот он охотится… Ну, и ещё кое-кто. А я принимаю добычу. Очччень пакостную, надо сказать.
Тем временем хищник скромно и как-то понуро отошёл в дальний угол и с отвращением исторг из пасти нечто действительно мерзкое. В комнате отчётливо запахло гнилью.
- Сееете..., - поморщился блондин. – Верю я, верю, что ты никогда не приходишь с пустыми зубами. В следующий раз делай это во дворе, договорились?
Зверь уставился на хозяина виновато и, как показалось Иноходцу, страдальчески. Кошки так не смотрят. Такие глаза могли бы быть у собаки или… лошади.
- Сете? – Переспросил Эпинэ
- Алвасете. Мои клыки, когти, крылья и копыта. Да вы знакомы. Просто в последний раз, когда ты его видел, он был конём. И, да, не удивляйся, его именем потом что-то назвали.
Золотой иноходец? В видении он был свит из самого настоящего пламени, а сейчас казался настолько живым, что пятнистую шкуру так и тянуло погладить.
Леопард перевёл взгляд на Робера. Теперь он извинялся и хотел понравиться.
- Ладно уж, не кокетничай, - потрепал друга по загривку Астрап. – Времени мало, работы много. Ну, ты и сам всё знаешь.
Зверь вздохнул, повернулся к окну и исчез так же стремительно, как появился.
Абвений, его спутник-оборотень… Интересно, сходят ли с ума с ясной головой? Впрочем, куча… нет, уже лужа гнили на полу вполне реальна.
- Странная добыча, - в очередной раз констатировал очевидное Эпинэ.
- Говорю же, пакость. То есть, теперь просто грязь, а было пакостью.
В следующие полчаса Иноходец раз шестнадцать мог задаться вопросом: сходят ли с ума ещё и так, но почему-то ни разу этого не сделал. Раттоны, они же – скверна, они же – чумные крысы, которые для людей скорее хм… что-то вроде глистов. Люди их не видят и кормят, а потом случаются доры, фонари с трупами и бесхвостые клементы. Кошки видят и могут душить. И даже глотают. Только не переваривают – кто ж такое переварит? Охотой на пакость второй день занят оборотень Астрапа, но Алвасете один, а пакости много. Поэтому в гончие рекрутированы столичные мяуки, вымахавшие с львиную собаку.
- Но ведь кошки – это по части Леворукого? – Сумасшедшим не зазорно молоть чушь.
- Не знаю, что там с этим Леворуким и где он есть, если есть вообще, но Закат – наши с тобой владения и наша работа. Кошки, соответственно, тоже.
- Как ты их… растишь?
- Просто, - пожал плечами предок. – И, кстати, с самого утра рассчитываю на твою помощь. Устал, знаешь ли, как Литтова псина.
- На мою? – Теперь Эпинэ снова не понимал совсем ничего.
- А кто здесь Повелитель Молний?! – Превратился в одно сплошное недоумение Абвений. – Ты, или этот роющий землю коротышка, который так хотел быть везде и знать всё, что умудрился меня увидеть? Пришлось пристроить к делу.
- К делу?.. – Здесь следовало долго-долго молчать, разыскивая по полу челюсть. Но молчать некогда. – Ты хочешь сказать, что Никола сейчас носится по Олларии на четырёх и жрёт этих… солитёров?!
- Он носится на двух и этих солитёров режет. Не переживай, сила у твоего малыша волкодавья, и за его рассудок я ничуть не опасаюсь. Глаза ему потом нужно будет подлечить, а кинжал просто выбросить, лучше всего – в огонь. А теперь смотри.
Астрап обернулся к окну и негромко, ласково позвал.
- Кскскскс…
На подоконник тут же запрыгнула кошка – обыкновенная, маленькая, черепаховая. А в следующую секунду она уже блаженно урчала на коленях у закатного демона.
- Погладить, шейку почесать – всё.
Кошка соскочила на пол, на мгновение пропала из виду и обнаружилась вновь уже огромной и грозной. Важно приблизилась к смрадной луже в углу, понюхала, фыркнула и прянула в окно, в движении почти неотличимая от сказочного Алвасете.
- Теперь ты. Давай-давай, всё получится!
Всё действительно получилось. Явившаяся на зов Иноходца рыжая красотка, откормленная, пушистая и курносая, меньше чем через минуту являла собой зрелище, с каким лучше не сталкиваться ночью на узкой улице даже трезвым. Да и днём, пожалуй, не стоит.
- Послушай, - на всякий случай уточнил Эпинэ, обрабатывая десятого или двенадцатого зверя. – А что будет, если я поглажу кошку, которая уже выросла?
- Зачем? – Не понял Абвений, - выросла и хватит с неё. А что будет? Ну побродит немного, проникнется и вымахает ещё вдвое. Или втрое, если гладил как следует.
Вдвое. Или втрое. На славу поохотится, вернётся к маленькому кардиналу, осчастливит его ведром вонючей слизи и полезет на руки за наградой.
- Жильбер! – Иноходец пулей вылетел из кабинета и, к счастью, быстро обнаружил искомого. – Возьмите троих… нет, четверых, и быстро в Ноху. Ни о чём не спрашивать, ничему не удивляться, просто помогать его высокопреосвященству.

2011-09-09 в 19:14 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Такая годовщина

Годовщина свадьбы – это серьёзно. Тридцатая годовщина свадьбы Курта и Юлианны Вейзелей – это убийственно серьёзно. Тридцатая годовщина свадьбы дядюшки и тётушки Везелли и сорокалетний холостой племянник на ней – это просто убийственно. Курт даже слегка сочувствовал оболтусу, каковой, став адмиралом, оболтусом быть не перестал. Но лично убедился, что отвертеться Ротгеру нечем, и удовлетворился: Юлианна будет довольна.
А ещё оболтус не выйдет отсюда, не сделав предложения одной из приглашённых девиц. Юлианна постаралась, оболтуса жаль, но Юлианна права. Впрочем, оболтус, похоже, решил не огорчать тётушку в столь знаменательный день. Он наряден и галантен как дюжина столичных щёголей. С самой тётушкой, с гостями, с девицами. Порой кажется, что с несколькими сразу, но выбрать ему сегодня придётся. Курт даже слегка удивился, застав племянника любующимся звёздами на пустой террасе.
- Ротгер, а это не ты вот только что в гостиной восхищался музыкальными талантами наследницы…
- Я, дядюшка, разумеется я, - широко улыбнулся Вальдес. – Но музыкальные таланты местных наследниц – вещь утомительная.
Курт прислушался. Девица в гостиной всё ещё пела. А племянника рядом уже не было.
На следующий день, ближе к обеду, Юлианна Вейзель была счастлива едва ли не больше, чем на минувшем торжестве: давняя подруга и одна из достойнейших дам местного общества сообщила, что её дочь стала избранницей легендарного адмирала. Часа через полтора обнаружилась ещё одна избранница. Потом – ещё одна. И ещё.
К вечеру их набралось ровно девять.

2011-09-09 в 19:17 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Выигрыш - святое

- Эпинэ, не смотрите так. Да, я её выиграл. Посему извольте расстаться с вашим сомнительным достоянием, теперь оно моё. Тем более что, согласитесь, обладание сомнительными ценностями пристало мне более чем вам.
- Господин регент, - пока Ворон не вспомнит, что у Эпинэ есть имя, будет господином регентом, как бы он ни морщился от этих слов. – Может быть, вы выберете что-нибудь другое? Она дорога мне… с некоторых пор.
- Представьте себе, с некоторых пор она дорога и мне. В своё время она поспособствовала моему освобождению из одного крайне скучного места. Уверен, вам это известно.
- Разумеется, известно. Это была достаточно впечатляющая история. Однако с тех пор прошло больше года, и всё это время вы прекрасно обходились без неё. Почему же вам так не терпится получить её сейчас?
- Видите ли, у меня появились причины задуматься, что за странное удовольствие испытывал один весьма известный в Олларии не-вполне-святой, регулярно обнимая это сокровище. Желаю получить и обнять. Не ломайтесь, Эпинэ, жадность вам не к лицу.
- Обнять? – Иноходец явно впал в недоумение. – Может быть, ещё и вынести отсюда на руках?
- Во всяком случае, попытаюсь, - не растерялся Ворон. – Наш длительный платонический роман с этим, как вы выразились, сокровищем того стоит.
- Но, - Эпинэ очень не хотел прибегать к крайнему аргументу, однако других у него не осталось. – Герцогиня наверняка будет против. Может быть, вы всё же согласитесь забрать свой выигрыш деньгами?
В этом месте терпение Марианны лопнуло.
- Герцогиня не будет против, - женщина влетела в комнату ураганом имени себя. – Впрочем, и герцогиней после этого она, видимо, тоже не будет.
Это был некий седоземельский ураган, потому что каждый из смолкших мужчин был одарен взглядом, равноценным ведру колотого льда, с размаху вывернутому на голову.
- Господин герцог, отдайте ваше сомнительное сокровище. Ведь карточный выигрыш свят, и какие бы то ни было обстоятельства – не повод отказываться от него, не так ли, господин регент? Возможно, вам даже удастся постичь помянутое здесь странное удовольствие. При должной мере фантазии, разумеется.
Иноходец уставился на застывшее посреди комнаты воплощение ледяного гнева и понял, что давешнее недоумение было вовсе даже не недоумением, а так, разминкой.
- Что ж, - Эпинэ безнадёжно махнул рукой в сторону массивной бронзовой вазы, покрытой грубой гальтарской чеканкой и позолотой, - забирайте, обнимайте, выносите.

2011-09-10 в 13:14 

sine
Все, к чему я прикасаюсь, становится скорпирозой
Первый очарователен просто) такие они хорошие у вас, и Робер, и Марианна.
А "Такой годовщине" неприменно нужно продолжение))

2011-09-10 в 13:43 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
sine, спасибо! ИМХО, они сами по себе очаровательны. Обаятельные, сильные, красивые люди с хорошим чувством юмора - это же здорово. Продолжение? Ой... про что? Про то, как Вейзели поймали Вальдеса, убедились, что он - не девочка, и пришёл Вальдесу полный конец обеда? Может, пусть ещё поживёт? ;-)

2011-09-10 в 13:49 

sine
Все, к чему я прикасаюсь, становится скорпирозой
Мика*, ну, это может быть длинное-длинное продолжение) можно описать каждую из десяти счастливиц, как они узнали друг о друге, что подумали и что сделали. может среди них есть достойная?)

2011-09-10 в 14:57 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
sine, о да, это эпопея! :-D Но сам-то Вальдес жениться не собирается, независимо от достоинств кандидаток. А если таки соберётся (фантастика как она есть, ага), то упорно кажется, что радикально настроенная родня с лозунгом "догнать и отбить" ему не понадобится. Сам справится, чай - целый адмирал.

2011-09-14 в 22:54 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Сам справится, чай - целый адмирал.
Мне упорно мерещится, что Вальдес если и женится - то только чтобы показать Луиджи, какой он все-таки дурак. :-D Из чувства противоречия, что ли.

2011-09-15 в 23:11 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Мирилас, :friend2: Если уж сииииильно хочется женить Вальдеса, это - самый симпатичный вариант. Жаль, потомки по любому пойдут тока в папу. Рыжие-бешеные - это ж красиииииво! :D

2011-10-03 в 16:06 

обожаю Вальдеса, он у Вас такой стопроцентный Вальдес получается. браво
Элли

URL
2011-10-03 в 20:11 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Элли, спасибо! Про Вальдеса - особенно рада, раз получился. Его трудно бывает уловить, когда этот ветер в ушах просвистывает.

2011-10-30 в 00:26 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
Ааа, тут еще больше Ваших чудесных зарисовок! Про Вальдеса и черных кошек - очаровательно!

2011-10-30 в 00:54 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Vassa07, спасибо! И здравствуйте. :) Ну, не всё же потащишь на авторский ресурс. Поэтому всяческий романсогет - здесь.

   

Кэртианский гет и джен

главная