Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:38 

Фики о Леворуком от Eleonore Magilinon

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Автор: Eleonore Magilinon
Категория: джен
Жанр: юмор; драма, агст
Персонажи: Леворукий, а также Создатель; Валентин Придд; Ричард Окделл.
Рейтинг: PG
Размер: мини и миди
Саммари: Фики, вдохновлённые идеей Мирилас о настоящем Леворуком, не имеющем отношение к Ринальди, но имеющем отношение к Создателю.
Дисклеймер: Все права — Вере Викторовне.
Примечание: Два первых фика закончены, третий — в процессе. Первый фик написан на заявку Круга Ветра Хот-Феста всея Этерны «Леворукий | Создатель "Нет, ты видел, что они все там творят? Один только потомок Раканов чего стоит!"»

«Об идейных расхождениях и тёплых кошках»
«Маски»
«Закат и Рассвет»

@темы: фанфик, мини, миди, джен, в процессе, Создатель, Ричард Окделл, Ринальди Ракан (Одинокий, Леворукий), Валентин Придд, PG

Комментарии
2011-08-28 в 02:40 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Об идейных расхождениях и тёплых кошках

— Смотри, Бэлла, мы нашли его! Вот он идёт!
Создатель устало брел по запылённой горной дороге на окраине одного из самых дальних созданных им миров. Услышав знакомый насмешливый голос, он успел тяжело вздохнуть, возвести глаза к небу, ещё раз вспомнить, что ему-то там помощи ждать не от кого, — и обрёл сомнительное удовольствие наблюдать в десятке хорн впереди светловолосого господина в кроваво-красном плаще, который ловко устроился на выступе скалы вместе с его вечной пятнистой кошкой на плече и теперь весело сверкал изумрудно-зелёными глазами.
Воплощение Мирового Зла с давних пор обрело странную привычку сваливаться ему, как снег на голову, и всячески над ним измываться. Он, конечно, Всеблагой и Всепрощающий, но нужно быть Леворуким, чтобы так подло этим пользоваться. Впрочем, как раз им вышеозначенный Повелитель Кошек и был.
— Привет, старина. Как поживаешь? — паршивец светился от удовольствия, видимо потому, что ответ читался уже по его виду. Плохо я поживаю, еле-еле, но после того, как появился ты, стало хуже.
Он ничего не ответил на явную провокацию и хмуро побрёл дальше мимо хозяина Заката. Тот, впрочем, не замедлил появиться на следующем валуне по пути.
— Ты плохо выглядишь, тебе надо отдохнуть. Возьми отпуск, — Леворукий улыбнулся своей сияющей белозубой улыбкой, как и всегда, когда озвучивал очередную гадость. Он ведь издевается!
— Если я возьму отпуск, работать придётся тебе. А ты не будешь, — почти злобно отрезал он. Он прекрасно понимал, почему работает уже которую тысячу лет без перерыва, но слышать об этом от виновника такого положения вещей...
— Не буду, — с готовностью согласилась наглая бестия. — Иначе мне придётся стать ответственным, а это нарушит баланс сил, Чужое прорвётся в Ожерелье, наступит хаос и светопреставление... Хм, а ведь оно хорошо звучит. Может, всё-таки попробовать?
Озорные зелёные глаза без тени смущения выдержали взгляд усталых небесно-голубых, полный самого глубинного осуждения и порицания, какое он мог из себя выдавить.
— Нет, у меня нет уважения у чужому труду, — не замедлил пояснить его собеседник. — И совести тоже нет. А ты погладь Бэллу, она, между прочим, рада тебя видеть, — теперь Создатель уже не мог не посмотреть вниз и признать, что разноцветная кошка уже давно тёрлась о его ногу и мурлыкала. Он нагнулся, поднял кошку на руки и начал рассеяно чесать у неё за ушком. Та в ответ заурчала. Милые они всё-таки создания, эти кошки, хоть и предпочли ему этого поганца. Кажется они просто не любят работать.
— Кстати, давно был в Кэртиане? Ты видел, что они все там творят? Один только потомок Раканов чего стоит!
Да, в этом весь Леворукий. Создатель бы начал не с потомка Раканов, а с того, кто таковым себя считал. Незаслуженно. У него до сих пор от предсмертных криков в Доре звенит в ушах... А что он может? Это всё Брешь проклятая виновата. Не заделаешь быстро — и здесь Чуждое полезет, а на второй Рубеж у него войнов нет! После той истории с Этерной у него уже которую сотню лет одна Брешь за другой, так, что ни на день не отвлечёшься. А ещё этот паршивец время отнимает... Ну и что с ним делать?
— Видел, я всё видел, — похоронным тоном отозвался Всепрощающий, всем своим видом показывая, что нет у него времени на праздные разговоры, и вообще он пошёл.
— Ну правда, они прекрасны? Полный спектр со всеми красками! И заговоры тебе, и суды неправедные, и глупости за целый круг накопилось, я прямо не налюбуюсь. А ещё скоро зверька выпустят, совсем весело станет. Я его уже три Круга не видел, скучаю... Ты знаешь, что он любит, когда у него чешут брюшко?
— Ракан и Повелители не позволят, — хмуро возразил владелец Рассветных Садов.
— Ну, Ракан у нас, конечно, ответственный, это да, но он один, а Повелители... ну ты посмотри, чем они занимаются. Ну вот просто всем, чем угодно, кроме того, чем нужно. И ты правда думаешь, что такими темпами...
— Создатель не думает, Создатель надеется, — голосом актёра Гальтарской трагедии возвестил Всеблагой.
— На кого? — с искренним удивлением осведомилось воплощение Мирового Зла.
— На людей.
Повелитель Кошек, казалось, на мгновение честно задумался, после чего мотнул головой.
— Нет, всё-таки я никогда не пойму подобной философии.
— Неудивительно, — не смог раз в жизни не съязвить Создатель.
— Да, как говорится, мы, мерзавцы, иногда... — Леворукий насладился эффектом и продолжил, — я же говорил, что творят... А этот Ракан — душка. Чур я забираю его себе...
— Не дождёшься, — отрезал Всеблагой.
— Да ему в твоих Садах скучно будет! Он так сам говорил, ты же слышал! Так что...
— О... — протянул Создатель в ответ, и Леворукий слишком поздно сообразил, что совершил стратегическую ошибку. — Если бы люди, — медленно, нравоучительно и огнём внутреннего вдохновения начал творец Ожерелья, — всегда говорили то, что думают, этот мир был бы гораздо проще, счастливее, добрее, понятнее, логичнее, правильнее, и в нём было бы...
Леворукий переменился в лице и в ужасе замахал руками.
— Всё, хорошо, я понял, забирай его, только не надо нотаций... Это был низкий и недостойный приём. Я обижен и ухожу.
— Я тебя и не звал.
— Именно! У тебя всё работа, работа... А у меня, как у существа безответственного, уйма свободного времени и никакого дела. Но раз меня тут не любят, я, пожалуй, пойду загляну в Кэртиану... на огонёк. Бэлла? — кошка предательски спрыгнула с рук Создателя, оставив зацепки на рукавах, и вернулась обратно на плечо своему Повелителю. — Ну вот, до скорого, и не скучай тут без меня!
С этими словами Повелитель Кошек сделал шаг назад и растворился в воздухе, оставив Всеблагого размышлять над тем, правда ли тот обиделся, или паршивец опять над ним издевается. А главное, над философским вопросом, должен ли Создатель переживать по поводу того, что обидел Леворукого.
Вообще-то скорее стоило задуматься над тем, что теперь будет в Кэртиане. Там и так был, откровенно говоря, бардак, а теперь...

Ну вот, а тут ещё и солнце зашло. И холодает. А Бэлла была пушистая... и тёплая.
Создатель устало побрёл дальше по горной дороге. Его ждала очередная Брешь.

2011-08-28 в 02:42 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Маски

— Вот и он, герцог Придд, Бэлла!
Полковник Придд обернулся и увидел вольготно сидящего, закинув ногу на ногу, на широком подоконнике господин в кроваво-красном плаще. Неизвестный — и определённо не являющийся частью северной армии — некто смотрел на Валентина пронзительными изумрудно-зелёными глазами, пятнистая кошка на его плече — ядовито-жёлтыми.
— Герцог, а герцог, вот ответьте мне на вопрос, — весело обратился к нему незнакомец.
— Боюсь, что для начала я вынужден выяснить вашу личность и причину нахождения в штабе армии маршала фок Варзов.
— А вы сами не догадались? — господин обернулся к своей кошке, — Бэлла, представляешь, какой он скучный! Знает ведь, но не верит. Без доказательств. Ну ладно, ладно...
Незнакомец вздохнул и лёгким хлопком переместился на соседний подоконник.
— Теперь-то верите?
— Ну, допустим, что верю, — спокойно отозвался полковник, — вы предпочитаете обращение Леворукий или Повелитель Кошек?
— Как вам угодно, — по-кошачьи ухмыльнулся его собеседник. — Так теперь вы ответите на мой вопрос?
— Если сочту нужным.
— Какой холодный ответ... Вот об этом-то я и хочу спросить. Зачем вы прикладываете столько усилий, чтобы создать такой хрупкий образ?
Повелитель Кошек смотрит на Валентина, будто думает что-то прочитать по его лицу. Проверив бесполезность попыток, он продолжает:
— Валентин Придд, ледяной герцог, неприступный полковник, никогда не ясно, что у него на уме, потому лучше держаться от него подальше. Зачем вам это, господин Придд? Ведь достаточно лишь непредвзято оценить на ваши действия, поступки — и они с лёгкостью выдадут вас с головой. Вы — дворянин и рыцарь с чувством долга и ответственности за своих людей, всего-то. Но однако вы, — и в этом я вами восхищаюсь, — успешно рисуете придуманный образ поверх кристально ясной картины, и вам удаётся убедить всех поверить в эту иллюзию. Ваши цели ищут, — безуспешно ищут, — в мутных глубинах, когда ответ лежит на поверхности. Но вот что удивительно: подлецов, выдающих себя за достойных людей, я встречал не раз, но вот обратный эффект попадается впервые. Почему вы так старательно прячете себя от других? Ну скажите, герцог...
— Зачем вам это знать?
— Разумеется из чистого интереса. Зачем же ещё стоит спрашивать на этом, — и любом другом, — свете? — усмехнулся властитель Заката.
— У меня нет причины отвечать вам.
— Ну нет, так давайте найдём! Чего хотите? Может, ответ за ответ?
— Хорошо. Каков текущий план фельдмаршала Бруно?
— Как вы всё-таки бываете скучны. Бруно... Это тот господин, что докучает сейчас вашей армии? Понятия не имею, меня не интересуют мелочи. Давайте чего-нибудь поинтереснее. Вот например, вам интересно знать, кто является настоящим Повелителем Волн и Повелителем Ветра? Вы ведь уже догадались, что вы — не Повелитель? Должны были догадаться, когда приказывали тогда Удо... Он же вас не послушал.
— Меня это интересует.
— Отлично. Что ж, теперь вы знаете, что Повелитель Волн — Ойген Райнштайнер, а Повелитель Ветра — ваш генерал Жермон Ариго. Вы предпочли своему Повелителю чужого. Правда, весело?
— А герцог Алва?
— Это ещё один вопрос, мы так не договаривались. Тем более, что вы и сами можете догадаться. Ну, теперь ваша очередь. Раскройте вашу тайну, герцог.
— Извольте. У всех есть свои слабые места.
— Мне всё ещё непонятно.
— Вы знаете, что делают люди, чтобы защитить свои слабые места?
— Строят укрепления?
— Иногда. Но иногда укрепления слишком ненадёжны.
— И что же делают люди тогда?
— Тогда они избегают опасных ситуаций.
— Избегают, избегая людей?
— Порой. Когда другие способы не помогают.
— Потому что если подпустить людей слишком близко, они догадаются? И что же это так опасно для вас?
— Это ещё один вопрос. А мы договаривались только на один.
— Действительно, — Повелитель Кошек вновь обернулся с своей спутнице, — ну, тогда мы попробуем как-нибудь догадаться сами, правда, Бэлла? Ну или, в крайнем случае, мы всегда можем спросить у Джастина.
Герцог Придд не вздрогнул. Он лишь замер на месте.
— Не беспокойтесь, герцог, ваши представления о том свете в достаточной степени ошибочны. Но мне и правда стало интересно, что расскажет бывший граф Васспард о своём ранимом младшем брате, который в детстве совсем не умел сопротивляться давлению. Пока не научился носить маски.
Однако, нам с Бэллой пора. Есть у вас какие-нибудь пожелания, которые вы бы хотели передать герцогу Окделлу?
Валентин, услышав этот вопрос, чуть приподнял брови. Но голос, когда он ответил, был так же размерен и спокоен:
— Я желаю ему терпения. У герцога нельзя не отметить некоторых проблем с выдержкой.
— Как это очаровательно, — усмехнулся Леворукий. — Обязательно передам. Что ж, до встречи, герцог.
— Прощайте.
И Повелитель Кошек растворился в воздухе.

2011-08-28 в 02:43 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Закат и Рассвет (начало)

Он стоял перед озером, на месте которого ещё совсем недавно высился его замок. Его дом, место, где он вырос, где вырос его отец, а до него — другие Повелители Скал. Да, теперь Айрис больше никогда не набросится на него, — сумасшедшая, — а мать никогда не приедет и не будет докучать Альдо глупыми требованиями... Да что за глупые мысли, Альдо уже никто и никогда не будет докучать. Проклятая лошадь погубила Золотую Анаксию, не дав ей даже толком родиться заново. И он опять остался один. Робер сник и никуда не годится, только и способен, что думать о мелочах вроде починки мостов и платы торговцам, он не понимает всей важности своего Повелительства. Спрут оказался скользким предателем, а их дороги с Повелителем Ветра разошлись навсегда. И вот даже семья покинула его, бросила в полном одиночестве.
Он понимает, что то судьба проверяет его на прочность, и он выдержит, Повелители Скал тверды и незыблемы, но... Но теперь ему тяжелее, чем когда-либо раньше, и вся ноша долга Повелителей — на нём одном...

— Бэлла, смотри, кто у нас тут! Какой экспонат...
Дик ошарашенно обернулся на насмешливый голос — он был абсолютно уверен, что был один, он приказал отряду ждать его в половине хорны отсюда.
От представшего перед его глазами зрелища у него захватило дух. В десятке бье от него на большущем валуне сидел, лихо закинув ногу на ногу, статный человек с пронзительно-зелёными глазами, а в развевающейся на ветру белокурой шевелюре золотом отливали лучи заходящего солнца. На плече незнакомца горделиво выгибала спину пятнистая кошка. Этого не может быть! Неужели это...
— Вы будто приведение увидели, сударь. Я не плод воображения господина Дидериха! - господин в красном плаще помахал ему левой рукой, будто сомневался, что Ричард его видит.
Нет, он определённо сходит с ума.
— Кто вы? — спросил он, задыхаясь.
Незнакомец картинно закатил глаза к горным вершинам, после чего обратился не к нему, а к своей разноцветной кошке:
— Бэлла, нет, ты представляешь? Он спрашивает, кто я... Нет, я понимаю конечно, — тут загадочный некто соблаговолил вновь повернуться к нему, — что у людей такая хорошая память, что скоро они забудут даже старину Создателя, но чтобы так... И в особенности учитывая, что меня тут видели чаще, чем я здесь бывал. Меня ведь путают с беднягой Ринальди, — добавил он покровительно-объясняющим тоном, в котором мелькнули до боли знакомые нотки, так что Дикон замер и даже не подумал спросить, о каком Ринальди идёт речь, — ну не повезло ему со внешностью, ну бывает, но это вовсе не значит, что он — это я. Я, знаете ли, существую с несколько более ранних времён. К тому же, хотя его любят кошки, — он же с Рубежа, им, пушистым, такие нравятся, — но он ими отнюдь не повелевает. А вот я... Бэлла, — он вновь повернулся к шерстистому существу, — поприветствуй герцога Окделла.
Кошка в ответ чуть помялась о плечо своего господина подушечками лапок и, — к глубокому удивлению Дика, — прямо на плече встала на задние лапы и, — он готов поклясться, что она приложила правую лапу к груди! — слегка поклонилась. После чего спрыгнула обратно на все четыре.
— Молодец, — почесал её за ушком хозяин, кошка в ответ мурлыкнула, и обе пары глаз, — у кошки они были жёлтыми, как палящее солнце в зените, — уставились на человека перед ними.
— Ну теперь-то вы меня узнали? — укоризненно поинтересовался... нет, не человек.
— Вы... но вас не может быть! — вырвалось у Дикона. Его не может быть, ведь Создателя не существует, а значит, и его тоже! — Есть только Четверо и те, кого они наделили властью! Четыре Повелителя и великий анакс Кэртианы, Ракан!...
— Юноша, — Дикон вздрогнул и уставился на него, незнакомец... да, именно незнакомец усмехнулся. — Теперь я понимаю, почему к вам иначе нельзя... Юноша, вы сами себе противоречите. Я — Повелитель Кошек, и я вполне существую, ибо сейчас нахожусь прямо перед вами. И я ни в коем случае не отрицаю существование Четверых, славные были ребята, даже жалко их, но считать, что они заправляют балом — увольте. Уж по крайней мере, — и в отличие от нас со стариком, — они вполне смертны. А одним из критериев божественности, — я сужу по представлениям вашего мира, разумеется, — является вечная жизнь... Впрочем, не мне читать вам лекции по теологии, мои взгляды признаны глубоко еретичными большинством здешних религий. Особенно вашей, ей ведь заправляют крысятники, а я, между прочим, на них очень зол, они обижают моих пушистиков...
Поговорим лучше о вас. Что вы здесь делаете? Неужели совесть замучила? На вас не похоже...
Совесть? При чём тут его совесть? Нет, так больше продолжаться не может. Этот полный непонятных ему вещей разговор, и главное, этот насмешливый тон... он не может терпеть такого отношения. Повелитель Скал ответит Повелителю Кошек!
— О чём вы, сударь? — собрать всю волю в кулак и ответить холодно, с достоинством. Сейчас он говорит не только за себя, но и за всех своих предков, за всех защитников Кэртианы.
— Да, действительно, Бэлла, что я говорю, это воистину невозможно. Стало быть, пришли полюбоваться своими свершениями?
Что значит — его свершениями? В горах произошёл обвал, это просто нелепая случайность. Или он смеет предположить...?!
— Я всё ещё не понимаю, о чём вы, сударь, — теперь в голосе без труда удался не только холод, но лёд. Честь Повелителя Скал...
— Говорите, не понимаете, — в насмешливом тоне едва уловимая новая интонация, но зелёные глаза сверкнули так, что Ричард попятился, проклиная себя за малодушие, — тогда позвольте спросить, в каком месте я неясно выразился? Или Повелитель Скал не слышит, как его скалы вопят о наказании клятвопреступнику? Или не знает, почему на месте Гальбрэ теперь соляное озеро? Или не видит причин, по которым горы обрушились на землю и забрали его семью?
Что он гово...
Он не успел закончить мысль, потому что в это мгновение будто прорвало невидимую плотину, что окружала его всё время с момента, как он ступил на землю Надора. Пугающее давление и злые взгляды камней на пути обрели голос и, Создатель, как они кричали! Отдельные слова тонули в хоре голосов, возгласов, воплей и визгов, — он не думал, что величественные скалы могут визжать, и не представлял, как это ужасно! — его голова раскалывалась, мысли перестали существовать. Он согнулся под тяжестью ненавистных и осуждающих взглядов, которые чувствовал всем своим телом, он схватился за голову и сжал её обеими руками, сдавливая виски так, что, казалось, он сейчас умрёт... Но ничего не помогало, ничего не приносило спасения.
— Ну что, нравится? — расслышал он голос Леворукого. Это вовсе не значило, что голоса в его голове стали тише, о нет, но они будто расступились, давая дорогу пониманию произнесённых слов, так, что от них было невозможно спрятаться. А вот права возмущаться, придумывать достойные ответы и даже возразить они давать не собирались.
Всё, что он мог сделать — пытаться исподлобья прожигать взглядом своего мучителя. Да, нужно собраться и понять, что это всё — лишь его козни, все обвиняющие голоса и злые взгляды — только иллюзии, кажущиеся столь похожими на оригинал. Скалы не могут обвинять своего Повелителя!
Господин в красном плаще тем временем легко спрыгнул с валуна, на котором сидел, и подошёл к самой кромке воды, сверкающей в последних лучах почти скрывшегося уже за горами солнца. Нагнулся, хмыкнул что-то, несомненно своему отражению, дотронулся до водной глади, провёл рукой — и покоящееся озеро пришло в движение.
— Значит, Волны — память? — с едва уловимым сомнением в голосе спросил Повелитель Кошек, будто спрашивал самого себя. — Что ж, — обернулся он к нему, — тогда давайте будем вспоминать?
Он щёлкнул пальцами, и бурлящее озеро создало воронку совсем близко от берега. Невозможно, немыслимо...
Леворукий входил в озеро, которое смиренно расступалось перед ним, будто ему были доступны все пути — в воды, в сны, в мысли... Он почти уже скрылся под водой, когда, обернувшись, обратился оставшемуся на берегу Дикону:
— Так вы пойдёте, или предпочтёте убеждать в невозможности происходящего господ, которые, хочу заметить, имеют полное право требовать с вас ответа? — и, помедлив пару секунд, совсем другим голосом бросил, — За мной.
Ричард сам не понял, почему подчинился. Но стены воды по обе стороны от него становились всё выше, пока сомкнулись над его головой.

2011-09-10 в 22:54 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Люблю первый. Очень люблю.)))))

2011-10-29 в 20:56 

Bacca.
Рано или поздно, так или иначе
Ой, как замечательно! А продолжение к третьему будет?

2015-02-26 в 00:11 

Тедиэн
Неужели третий так и останется?!

   

Кэртианский гет и джен

главная