02:23 

Драбблы на песни из «Мэри Поппинс» от Eleonore Magilinon

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Автор: Eleonore Magilinon
Категория: джен
Жанр: флафф; драма
Персонажи: Олаф Кальдмеер, Ротгер Вальдес; Валентин
Рейтинг: G
Размер: мини
Саммари: Зарисовка о молодости Олафа на «Ветер Перемен» и о Валентине на «Непогоду».
Дисклеймер: Права и благодарность — Вере Викторовне, а ещё Науму Олеву и Максиму Дунаевскому.
Примечание: Возможно также добавление драббла на «Цветные сны».

«Ветер Перемен»
«Непогода»

@темы: фанфик, драббл, джен, в процессе, Ротгер Вальдес, Олаф Кальдмеер, Валентин Придд, G

Комментарии
2011-08-28 в 02:24 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Ветер Перемен



Сотни лет все ветры возвращаются на круги своя. (с)

У каждого человека есть своя маленькая тайна. Своё маленькое зрелище, любовь к которому он проносит через всю свою жизнь, каждый раз ожидая с нетерпением, и которое каждым своим мгновением наполняет сердце радостью, а жизнь — смыслом.

Однажды, когда оружейнику из Эйнрехта потребовалось лично поехать в портовый город Метхенберг за материалами, он взял с собой пятилетнего сына — пусть мальчишка увидит море. Торг продлился допоздна, и им пришлось остаться ночевать в портовой гостинице. Олафу не терпелось рассмотреть стоявшие в бухте корабли, потому он уговорил отца прогуляться и посмотреть на них с городской стены, хоть тот и пытался объяснять ему, что уже давно стемнело, и он ничего не разглядит.
Когда же Олаф наконец сунул голову в панорамное «окошко», в первое мгновение его действительно захлестнуло разочарование — отец оказался прав, в темноте корабли в бухте оказались едва различимы. Зато следующее определило его дальнейшую жизнь.
На этом моменте редкие слушатели, с которыми лейтенант, капитан, а впоследствии сам адмирал-цур-зее делился этой историей, обычно предполагали, что будущий командующий флотом Дриксен увидел что-нибудь вроде большого корабля, на раздутых парусах рассекавшего водную гладь, отправляясь прочь от пристани навстречу приключениям.
А было всё с точностью да наоборот.
Маленький Олаф увидел окутанные тьмой силуэты кораблей, к ночи в бухту возвращающихся. На носу у каждого был сигнальный фонарь, самый яркий источник света на судне, потому издалека казалось, что это жёлтые шарики света вплывают в бухту и постепенно обретают палубы, мачты и паруса, превращаясь в морских гигантов. Усталых, но счастливых морских гигантов, возвращающихся с бескрайних морских просторов к себе домой.
И ему безумно захотелось когда-нибудь стать частью одного из таких волшебных жёлтых шариков.

С тех прошло много времени, Олаф Кальдмеер уже давно плавает на больших военных кораблях, в сравнении с которыми морские гиганты его детства — маленькие судёнышки, кораблях, без важной причины бухту не покидающих и уж совершенно не обязанных возвращаться туда к вечеру, но он до сих пр любит наблюдать за тем, как цепочки сигнальных фонарей в темноте движутся к берегу и постепенно обретают формы морских судов.
За тем, как фонари, корабли и люди возвращаются домой.

— Всё смотрите? — раздаётся весёлый голос рядом, и Кальдмеер только кивает головой, не отрывая глаз от любимого зрелища.
— Всё смотрю.
Вальдес, кажется, тоже теперь наблюдает за калейдоскопом приближающихся огней. А затем добавляет, задумчиво:
— Скоро ветер переменится.
— Да, — соглашается Олаф, — подует восточный.
— Попутный, — радостно добавляет Ротгер, даже не уточняя, кому он будет попутным. — У меня такое чувство, что завтра нас ждёт какой-то сюрприз.

2011-08-28 в 02:25 

Eleonore Magilinon
Don't waste your time or time will waste you. (c)
Непогода




Никуда, никуда нельзя укрыться нам,
Но откладывать жизнь никак нельзя.
Никуда, никуда, но знай, что где-то там
Кто-то ищет тебя среди дождя. (с)

Валентин с детства любил дождь. Сначала он любил его за звук, с которым он барабанил по оконному стеклу, за шум, с которым маленькому ребёнку становилось не так одиноко в слишком просторной комнате, где младшему сыну герцога Придда полагалось проводить своё время. За то, что дождь казался живым и тогда ещё тёплым, и когда он стучал снаружи, можно было забиться в угол, закрыть глаза и спрятаться в шуршащих звуках от огромной пустоты, которая неумолимо давила на его маленький мир.
Потом, через много лет, он вновь полюбил его за пронизывающий холод, с которым капли дождя касались кожи. Холод бодрил, а ещё служил надёжным доказательством того, что он всё ещё жив. Когда все остальные начинали вызывать сомнения.
Он полюбил запах дождя в ночь после Доры. Запах чистоты и свежести, который прошедший дождь оставил после себя, забрав взамен у воздуха и земли дурманящую вонь гнили и смерти, которые преследовали его весь тот ужасный день.
Он любил его даже за то, что, разгулявшись не на шутку, дождь был способен лить стеной — так, что, как ни старайся, ничего не разглядишь ни впереди, не позади себя. Когда он чувствовал, как покинутый им дом смотрит ему в спину, лишь спасительная мысль о том, что он всё равно ничего не увидит, удержала его от того, чтобы обернуться.

Раньше он не мог позволить себе гулять под дождём. Промокшая одежда могла пагубно сказаться на состоянии здоровья, неподобающий внешний вид — бросить тень на безукоризненную репутацию семейства Приддов. Это было неблагоразумно.
Теперь он стал всё чаще замечать, что выходит из дома, когда на землю только падают первые капли, — он даже умеет предсказывать наперёд, когда это случится, — и долго бродит по окутанным пеленой дождя улицам и переулкам. Иногда ему начинает казаться, что он что-то ищет в этом исчерченном лужами лабиринте, быть может, даже нечто, давно потерянное, или просто оставленное когда-то позади... Но ему никак не удаётся понять, что же именно он пытается найти. Потому он просто продолжает идти, не разбирая дороги.

— Валентин! — доносится однажды сквозь шум дождя, и он оборачивается на знакомый голос.

   

Кэртианский гет и джен

главная