Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:50 

Фанфик "Сударыня, вы скажете "Да"?" от Кианы

Emberiza
Я не с молитвой, я просто сказать - спасибо (с) Но я птица. Я все-таки птица. (с)
Название: «Сударыня, вы скажете „Да“?»
Автор: ~Киана~
Бета: Авторская вычитка
Жанр: романс, юмор (по крайней мере - претензия)
Пейринг: Альмейда/Луиза
Рейтинг: G
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: В тихий северный городок неведомыми путями занесло Первого Адмирала Талига
Дисклеймер: Все не мое
Предупреждение: Написано по заявке Хот-Феста

@темы: фанфик, мини, закончено, гет, Рамон/Луиза, Рамон Альмейда, Луиза Арамона (Кредон), G, AU

Комментарии
2011-08-26 в 14:51 

Emberiza
Я не с молитвой, я просто сказать - спасибо (с) Но я птица. Я все-таки птица. (с)
Жизнь, столько лет бывшая ровной и спокойной, последнее время напоминала Луизе Арамона взбесившуюся кобылу. Себя вдова представляла на этой кобыле, сидящей без седла и судорожно вцепившись в гриву, чтобы не упасть.
Конечно, разумнее всего было не покидать Найтон. Там был тихий домик, милые соседи, которые записали новую жительницу с дочерью в скромниц и не слишком досаждали расспросами о прежней жизни. Только вот детям не хотелось тихой жизни. Им хотелось своей, яркой, свежей. И госпожа Арамона отсиживаться не стала.
Честно отписала маршалу Савиньяку и герцогу Ноймаринему от найденном золоте (ох, сколько же пришлось добиваться от Арамоны рассказа как добраться до клада не по их дорогам), о жуткой маске захваченной Селиной.
И получила ответ. Ответ постучал в дверь поздним вечером, когда приличные люди уже давно сидели по домам, прячась не столько от темноты, сколько от проливного дождя. В маленькой гостиной этот звук прозвучал столь неожиданно, что Луиза вздрогнула.
- Мама, - дочь подняла глаза от книги, - кто это может быть?
- Не знаю, - Луиза отложила вышивку, и посмотрела на кота. Маршал расположился на кресле и старательно вылизывал заднюю лапу. – Но это явно кто-то живой.
Женщина накинула на плечи шаль и медленно вышла в прихожую. Да, это не дом Первого Маршала, где о гостях докладывали. Здесь дверь придется открывать самой.
- Кто?
- Первый Адмирал Талига Рамон Альмейда. Откройте, госпожа Арамона.
Ох… Пожалуй, если бы за дверью оказался сам Фердинанд Луиза удивилась бы меньше. Что забыл тут, в тихом провинциальном городке таком далеком от море сам Первый Адмирал?
Луиза торопливо дернула засов, открывая дверь. Первый адмирал шагнул через порог, сразу заставив женщину почувствовать себя маленькой. Высокий рост, широкие плечи под мокрым плащом. Торопливо падающие со шляпы капли… Капитанша мысленно ущипнула себя и постаралась улыбнуться.
- Я рада приветствовать вас в своем доме, адмирал. Прошу вас, проходите.
Альмейда снял плащ, небрежно пристроив его на вешалке, шляпу и прошел в гостиную следом за женщиной.
- Адмирал, это моя дочь Селина. Селина, это Первый Адмирал Альмейда.
Сэль торопливо встала и сделала реверанс.
- Кухарка уже ушла, но я могу предложить вам подогретого вина и холодные закуски, если желаете.
- Не утруждайте себя, сударыня, - изволил расцепить губы гость, - у меня к вам важный разговор, все остальное может подождать.
Вот как. А раньше госпоже Арамона всегда казалось, что ледяные глыбы живут на севере, а чем ближе к югу, тем темпераментней народ. Вокруг господина адмирала сейчас можно было расставлять скоропортящиеся продукты, сохранились бы не хуже, чем в погребе. Маршал, привлеченный, видимо командными интонациями, прекратил умываться, и запрыгнул к мужчине на колени. Потоптался, свернулся клубком, и замурлыкал. Адмирал, к удивлению женщины не стал сгонять наглого кота, наоборот – смуглые пальцы неуверенно тронули теплую шерсть.
- Селина, иди наверх. О чем вы хотели поговорить, адмирал? О золоте? Я могу показать, где клад спрятан, но это довольно далеко отсюда.
- Нет, - усмехнулся гость, - золото очень важно, конечно. Но ради него мне не было нужды приезжать лично. Я хочу поговорить о маске.
- О маске?
Жуткая серебряная рожа иногда снилась Луизе в кошмарах. Сэль настаивала, что маска очень важна, что она ценнее всего оставшегося золота, но вдова капитала Лаик была бы рада, если бы это чудовище осталось с остальным кладом, а не лежало, завернутое в несколько слоев ткани в самом дальнем углу комода. Луиза извлекла монстра на свет, и протянула, не снимая ткани, адмиралу.
- Боюсь, я мало что могу об этом сказать. Моя дочь считает ее очень ценной, а меня эта вещь просто пугает.
- Да, - согласился мужчина. – Приятного в ней мало. Но она выглядит точно, как описывал ее герцог Алва. И ваша дочь права, эта вещь очень ценная. Думаю, что ни вы, ни я даже не можете представить насколько. Где вы нашли ее?
Луиза плотнее закуталась в шаль. Если герцог Алва в общении был ярок и обжигающе-интересен, то его родич вызывал желание выставить его за дверь, да еще и комод к ней приставить, для надежности. Сухой тон, холодные фразы. Конечно, Первому Адмиралу мало радости разговаривать с некрасивой вдовой, да еще и ехать для этого в такую даль, но неприятно.
- Я писала герцогу Ноймаринену, что клад нам с дочерью показал мой бывший супруг, капитан Арамона. Я не знаю, как он погиб, но мне точно известно, что он стал выходцем. Клад он показал нам, чтобы наша старшая дочь, располагая средствами, могла удачно выйти замуж.
- А вы предложили отдать его на нужды армии. Благородно. – У адмирала снова дернулся уголок рта, словно он силился что-то сказать. Только не успел и буквально свалился с кресла, под обиженное мявканье кота и испуганный вскрик Луизы.
Впрочем, в себя Луиза пришла быстро. Адмирал дышал часто и неглубоко, со всхлипами. Герард, когда был маленьким, тоже чуть-чуть подхватывал такую же вредную простуду. А потому, капитанша довольно неплохо представляла себе, что делать.
Позвать Селину. Оттащить с ней вдвоем адмирала в гостевую комнату, снять с больного мокрую одежду (а он еще и от горячего питья отказывался!) да укутать одеялом хорошенько. Хм… на левом плече у Альмейды обнаружилась плохо зашитая, воспаленная рана. Даже дилетантскому взгляду Луизы было понятно, что ее надо вскрывать и чистить, но сама она на такое не решилась. Ограничилась только уксусными компрессами, чтобы сбить жар да отвратительным на вкус питьем, которое хорошо помогало от кашля.

Адмирал провалялся в бреду двое суток. Наутро после его приезда Луиза позвала врача, к внезапно приехавшему и заболевшему, как она объяснила брату. Ложь далась женщине без труда. Она уже выдумала себе фамилию, умершего мужа (хоть назвать Арамону живым язык не поворачивался), так почему бы не назвать Первого Адмирала братом? Матушка бы исплевалась, если б прознала, где теперь ее дочь и чем занимается. А когда утром третьего дня Луиза толкнула дверь в комнату своего гостя, адмирал уже сидел в постели и явно порывался встать.
- Адмирал, - возмутилась женщина, резко поставив на стол все необходимое для перевязки, - доктор сказал, что вставать вам нельзя. Извольте лечь обратно, и показать мне руку, ее необходимо перевязать.
- С добрым утром, госпожа Арамона. Скажите, как давно я злоупотребляю вашим гостеприимством?
Слова Луизы про «лечь обратно» от просто пропустил мимо ушей. А она растерялась. Этим утром, до пояса обнаженный господин Первый Адмирал выглядел, почему-то, еще внушительнее, чем тем грозовым вечером. Луиза опять почувствовала себя очень… маленькой. Так, наверное, выглядела бы ободранная кошка рядом со львом – вроде и одного вида, а льву только лапой шевельнуть, чтобы от кошки осталось мокрое место.
Луиза поправила вдовий браслет и ответила как можно решительнее:
- Сегодня третий день, как вы заболели. Вам следует выпить лекарства, плотно позавтракать и дать мне сменить повязку!
Адмирал пропустил ее слова мимо ушей. Сам размотал пропитанные сукровицей бинты, внимательно осмотрел рану и удовлетворенно хмыкнул.
- Неплоха работа, сударыня. Вы сами меня штопали?
- Нет, - огрызнулась Луиза, все-таки усаживая Альмейду на стул и приступая к промывке раны. – Я пригласила врача. Он сегодня зайдет, и я очень попрошу вас поддержать мою легенду, и сказать, что вы мой брат.
Последнее замечание вызвало у Первого Адмира взрыв здорового смеха.
- Сударыня, кем должны быть наши родители? У нас с вами ни одной общей черты во внешности.
- Сударь, - в тон ответила Луиза. – Найтон – маленький, провинциальный городок. И я не знаю, сколько времени мне придется в нем прожить. Здесь очень простые нравы – если вы приехали ко мне посреди ночи, то вы должны быть мне родственником. В крайнем случае – женихом. Брат это наиболее безопасно и для меня, и для вас. Ложитесь в кровать, я принесу вам завтрак.
- Мне нужна моя одежда.
- Нет, адмирал. Вам нужно вылечиться. Свою одежду вы получите, когда врач признает вас здоровым.

Очень скоро Луиза поняла, как скучно жила последние годы. Более несговорчивого человека, чем Рамон Альмейда ей встречать не приходилось. На любое действие (от перевязки до приготовления обедов) у него было свое собственное мнение. Абсолютно все следовало делать по-другому. И это при том, что жар у него упорно не спадал, а от кашля только что стены не тряслись. Госпожа Арамона серьезно подозревала, что найди Айльмейда свою одежду – уехал бы тем же днем. Но мундир, штаны и плащ были спрятаны надежно. И адмирал, оставшись только в белье, невольно был вынужден ограничиваться одной комнатой. Конечно же, ему было скучно. Книг в Найтоне было немного, и они вряд ли могли удовлетворить вкус Первого Адмирала. Какого-нибудь дела тоже не наблюдалось. Все, что адмирал в такой ситуации мог это писать письма и командовать единственным человеком в его распоряжении. То есть ею, Луизой Арамона.
Но сил сдерживаться хватало не всегда. Когда Альмейда демонстративно отставил в сторону стакан с микстурой Луиза не выдержала:
- Сударь, перестаньте капризничать! Я вырастила пятерых детей, и знаю, что помогает от простуды!
- Я уже давно не ребенок, и сам знаю, как и чем мне стоит лечиться.
- Да? А ведете себя совсем никак взрослый. Зря я сказала, что вы мой брат. Надо было объявить вас сыном. Младшим. Самым капризным!
- Лучше бы вы отдали мне одежду, тогда я бы не доводил вас капризами.

2011-08-26 в 14:52 

Emberiza
Я не с молитвой, я просто сказать - спасибо (с) Но я птица. Я все-таки птица. (с)
Луиза начинала беспокоиться. Вместе с адмиралом Альмейдой в доме поселился смех. Селина реже вспоминала про Айрис, слушая рассказы про дальние страны, про корабли, про обычаи Марикьяры. Она даже стала снова улыбаться, чуть больше напоминая матери ту себя, которой была до трагедии с Надором. Это было безусловным плюсом. Луиза внимательно наблюдала за дочерью и адмиралом во время долгих вечеров, но не находила ни в нем ни в ней ни малейших признаков влюбленности. Селина тянулась к Альмейде, как когда-то очень давно к Арамоне. Да и сам адмирал, кажется, относился к Селине, как к дочери.
Бешеный ураган, запертый в маленьком северном городке. Очень скоро за ним должен был приехать эскорт, тогда Луизе останется лишь показать, где спрятан клад и проститься с Первым Адмиралом.
Смешно, право слово. Полжизни умирать по синим глазам, и за каких-то две недели сменить их на черные. И главное – кто она? Незаконная дочь графа, старая некрасивая вдова бывшего капитана Лаик. Что ж ее вечно тянет на таких блистательных кавалеров?
Луиза прислушивалась к беседе дочери с Первым Адмиралом, вышивала цветы и грустно усмехалась, не замечая странных чуть насмешливых взглядов, которые бросал на нее Альмейда.

Отряд приехал как и было обещано, ни на день не опоздав. Луиза показала спрятанное золото и поняла, что больше от нее ничего и не требуется. Везде, где вдова капитана Лаик могла быть полезной, она полезной уже была.
Завтра утром Первый Адмирал сядет на лошадь и уедет к далекому южному морю. А она останется здесь, соберет вещи и через месяц приедет к Ноймаринену. Не менее блистательное общество, если вдуматься.
Вечером, не в силах слушать, как Альмейда обещает ее дочери писать по мере возможностей письма, Луиза набросила на плечи плащ и тихо выскользнула за дверь. Найтон готовился ко сну, добропорядочные соседи уже начинали гасить свет и закрывать в домах ставни. Луиза жадно глотала холодный воздух, и думала, что бабская дурость не лечится.
- Сударыня?
Луиза обернулась и с трудом удержалась от желания стукнуть адмирала по голове чем-то тяжелым.
- Господин адмирал, зачем вы вышли во двор в одной рубашке? Вы хотите снова заболеть?
- Нет, я хочу с вами поговорить. На улице не слишком холодно, а разговор не займет много времени.
- Я вас слушаю.
О чем таком, интересно, адмирал собрался разговаривать с ней, и почему не хочет, чтобы его слышала Селина? Луизе всегда казалось, что с ее дочерью у адмирала отношения теплее, чем с ней.
- Вы не хотели бы приехать на Марикьяру?
- На Марикьяру? Зачем?
- Ко мне в гости. И если вам понравится мой дом, может вы захотите стать в нем хозяйкой?
Что? Это не правда. Это какой-то роман. Первый Адмирал не может говорить такие вещи немолодой некрасивой вдове. Хотя…
- Вы хотите нанять меня экономкой?
Альмейда расхохотался. Да так, что в доме напротив даже ставни открыли, посмотреть кому же так весело.
- Нет, сударыня, экономка у меня есть. И боюсь, она будет очень огорчена, если я приглашу кого-нибудь другого. А вот жены у меня нет, и с некоторых пор мне кажется, что никто лучше вас с этой ролью не справится.
Теплая рука обхватывает ее ладонь, подносит к губам.
- Ну так что, сударыня? Вы скажете «Да»?

2011-08-28 в 10:57 

Аполка
I do what I want!(с)
Восхитительно :flower:

2011-10-03 в 16:25 

класс
Элли

URL
2011-10-08 в 15:42 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Ой, здорово! И как раньше на видела. К тому же, любимый пейринг с Луизой.
Стописят раз провалившись сквозь линолеум, читать дальше

2011-10-08 в 15:43 

Emberiza
Я не с молитвой, я просто сказать - спасибо (с) Но я птица. Я все-таки птица. (с)
Всем спасибо:)

Мика*, Попробуйте:)

2012-11-24 в 14:32 

Nerwende
ОООООО, КАКОЙ РАМОООООН ДААААААА!!!!! :ura::ura::ura:
Очень, очень круто!

2013-06-15 в 10:47 

Liliandris
Это просто... потрясающеееееееее! :ura:

2013-06-15 в 18:41 

Emberiza
Я не с молитвой, я просто сказать - спасибо (с) Но я птица. Я все-таки птица. (с)
Liliandris, Спасибо:)

   

Кэртианский гет и джен

главная