Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:45 

Фанфик+драббл: "жеребята" поколения next от Хелика и Мика*

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Название: "Как воспитывать герцогинь"
Автор:Мика*
Автор идеи и консультант: Дама издалека
Категория: джен
Жанр: юмор
Персонажи: различные обитатели замка Эпинэ
Рейтинг: G
Размер: драббл
Статус: закончен
Саммари: Закон суров, но это...
Дисклеймер: Персонажи и вселенная принадлежат В.В.Камше
Примечание: приквел к фику "Каждая юная эрэа обязана"

Название: "Каждая юная эрэа обязана"
Автор: Хелика, Мика*
Категория: джен
Жанр: драма, юмор
Персонажи:* Робер, Марианна, НЖП, НМП
Рейтинг: PG
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: Битые носы и падёж крупного рогатого скота - что общего?
Дисклеймер: Персонажи и вселенная принадлежат В.В.Камше
Предупреждение: Падёж имел место быть

@темы: фанфик, новый мужской персонаж, новый женский персонаж, мини, закончено, драббл, джен, Робер/Марианна, Робер Эпинэ, Марианна Капуль-Гизайль, PG, G

Комментарии
2011-08-23 в 01:48 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Как воспитывать герцогинь

Как воспитывать настоящих герцогов, в замке Эпинэ знали все. Абсолютно все, от капитана гарнизона до конюхов и садовника. Все, кроме герцогини Эпинэ, с которой помянутые все делились своими бесценными познаниями по поводу и без.
Вот герцог Анри-Гийом – тот сам знал всё. И почти всё это следовало забыть. Последнее, надо сказать, удавалось. Но только Анри-Гийом в этом доме и знал, как воспитывать настоящих герцогинь. Ну, очень хорошо знал. И уже от него об этом знала Полин – гувернантка Магдалы, в пору вступления в должность бывшая от силы лет на десять старше своей воспитанницы. И тоже старалась забыть. Очень старалась. А заодно, по возможности, и самого Анри-Гийома. И ей тоже почти удалось. Но тут Валери исполнилось семь, и стало очевидно: если воспитывать – то пора. Полин не хотела. Совсем. В одно утро герцогиня Эпинэ узнала об Анри-Гийоме столько, что этого хватило бы на полтора жития, пару мистерий и ещё несколько поэм в стиле Барботты. Но у герцогини Эпинэ не было выбора: муж появлялся в родовом замке наездами, причём, не частыми, сама она имела весьма туманное представление о том, как быть с семилетними эориями, и если не Полин, то кто? Герцогиня Эпинэ не была жестока, но была крайне убедительна. К вечеру Полин сдалась.

***


Из писем герцогини Эпинэ мужу.

Скажи, девочка из Великого Дома действительно может остаться без присмотра гувернантки хотя бы на пять минут лишь в своей комнате? Если да, то придётся сменить в комнате Валери всю обстановку, заботясь в первую очередь о прочности последней. Потому что вчера нашу дочь снимали с карниза для портьер. Да, из-под самого потолка. Нет, она не растёт разбойницей, она всего лишь любопытна. И накануне узнала от одного из своих братьев – не спрашивай, которого, он уже наказан – что с верхушки старого каштана во дворе можно увидеть Сэ. До каштана ей было не добраться.
Сегодня братья по случаю плохой погоды сжалились над сестрой и играли в комнатах. В прятки. В конце концов, Лери искали все, во главе с Полин, и не пять минут, а намного дольше. Оказалось, что юная эория при желании вполне способна поместиться в бронзовой напольной вазе – да, той самой. А вот извлечь её обратно – уже задача для кузнеца.
Полин – безупречная гувернантка. Но в последнее время она почему-то стала непривычно молчаливой. Точнее, замолкающей на полуслове. Это странно.

***


Сегодня наши дети в очередной раз приобщались к искусству застольного этикета. Рене справлялся, философски разглядывая потолок, Шарль передразнивал Рене, Этьен дурачился, Валери старалась. Всё же, непросто в семь лет кушать, когда все остальные едят, и выглядеть при этом кроткой и благонравной. Ночью всех четверых не нашли в их комнатах. Их нашли в погребе. Оказывается, просто копчёное мясо значительно вкуснее, чем оно же с приправой из этикета.
За столом Валери зачем-то поглядывает в сторону портрета герцога Анри-Гийома и, как мне кажется, пытается показать ему язык.

***


Герцогине, в самом деле, так уж необходимо уметь вышивать? Нет, это, конечно же, полезнее, чем жонглировать за столом дюжиной вилок, да и безопаснее, хотя не намного. Первое и последнее творение нашей дочери изображало, по её словам, Молнию, пасущуюся на лугу. На неискушённый взгляд это скорее напоминало герб графа Медузы, о котором ты рассказывал. Ну, часть герба. Словом, тебе этого лучше не видеть. Лери ОЧЕНЬ просила выдать ей вместо пялец и ниток бумагу и краски, и мы с Полин не устояли. Так вот её рисунки ты просто обязан оценить, потому, что чаще прочего она рисует тебя. Что на первый, второй и четвёртый взгляд напоминают твои портреты – не скажу, догадайся сам.
Полин смеялась навзрыд, снимая пришпиленное иголками рукоделие воспитанницы с портрета герцога Анри-Гийома.

***


На прошлой неделе Лери попросила научить её танцевать. Сама попросила – представляешь? На том сомнительном основании, что Рене и Шарля уже учат. И нашим с Полин возражениям о том, что этому ей учиться пока рановато, не вняла. Я согласилась показать ей несколько несложных па. Малышка была счастлива, пожалуй, даже торжественна, что-то тихонько приговаривая в такт движениям, и очень смутилась, когда поняла, что я её слышу. Словом, поздравь и завидуй: кажется, я стала хранительницей первой тайны нашей дочери. Исключительно женской тайны.
Вчера девочка больше часа наблюдала, как Рене учится держать в руках шпагу. И надо было видеть её глаза. Как сказала бы НАСТОЯЩАЯ герцогиня, «я в опасении…»
Меня же больше беспокоит взгляд, которым она провожает уходящих играть за ворота братьев, сидя в саду с Полин и книгой стихов. Несчастный взгляд. Это хуже оборванных портьер и развороченных ваз. И ещё никак не могу понять, с кем она разговаривает, засыпая. Знаю только, что этот кто-то ей очень неприятен.

***


В очередной приезд отца Валери Эпинэ была официально дарована свобода гулять с братьями, где заблагорассудится (Рене, я на тебя рассчитываю. Этьен, если я увижу вас – да, вас двоих на каштане…) Компания жеребят в полном составе спускалась по дороге от замка. Зачем каштан, когда в округе столько деревьев? Может, с какого-то из них и вправду виден Сэ… Валери чуть отстала от братьев, повернулась лицом к замку, показала язык. И приставленные к носу ладошки с растопыренными пальцами. И ТАКОЕ па, какое вряд ли существует даже в плясках фельпских моряков.
Призрак герцога Анри-Гийома, истративший последние силы на вразумление сперва нерадивой прислуги, а после – непосредственно негодницы-правнучки, покраснел, затем побурел, затем раздулся до размера четырёх Валмонов и, в конце концов, беззвучно лопнул, рассыпавшись мелкими, блестящими на солнце брызгами.

2011-08-23 в 01:49 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Каждая юная эрэа обязана

Синее, белое, жёлтое, лиловое и зелень, зелень, зелень. Солнце грело совершенно по-летнему, в Эпинэ уже цвело всё, что могло зацвести, хотя на календаре еще была весна. Девочка прислонилась спиной к дереву, ощипывая очередную ромашку. Братьев нет уже довольно долго, и она начала беспокоиться. В конце концов, если Этьен с Шарлем сказали, что управятся за полчаса, так оно и должно быть, они всегда держат слово.
Девятилетняя Валери тряхнула чёрными кудряшками и оглянулась: чуть вдалеке шептались одинаково белесые брат и сестра - Жан и Жанетт – новые соседи, тоже ждали Рене, Этьена и Шарля. Их семья переехала сюда совсем недавно, она даже день помнила – двенадцатого Весенних Ветров. Кто-то упомянул за столом новых соседей, и отец весь вечер ходил хмурый. Отчего, Валери не поняла толком. Она давно заметила, что есть вещи и люди, от упоминания которых обычно веселый отец мрачнел, потом они с мамой подолгу разговаривали вечерами в гостиной, а с утра все становилось как прежде.
Новые соседи оказались из таких, поэтому Валери, в отличие от братьев, вела себя с ними чуточку настороженно.
Где же эти запропавшие? Этьен с Шарлем пошли вызволять Рене из-под домашнего ареста. Потому что как же играть без Рене? Он всегда столько всего придумывает! Почему они так долго? Может, брата заперли в самой высокой башне? Нет, чушь. Как бы ни сердился отец, а так бы он никогда не поступил. А отец не выглядел сердитым, когда вернулся со старшим братом из Сэ. Сказал только, что Арсен уже наказан, а раз они затевали «это дело» вместе с Рене, причем при подстрекательстве последнего, нельзя его оставить без наказания. Даже интересно, что же вытворили брат с Арсеном Савиньяком?
Валери пыталась завязать разговор с новыми знакомыми, но те неохотно поддерживали беседу, и девочка прекратила свои попытки и присела сорвать еще одну ромашку. Все это время Валери чувствовала спиной неотрывный взгляд Жана, и в этом было что-то пугающее. Глупости какие лезут в голову! Так бывает, когда долго ждешь.
- Валери, возьми букет.
Жан стоял рядом и протягивал свежесорванные полевые цветы. Валери очень нравились такие букеты, но столкнувшись взглядом с холодными глазами Жана, девочка решила отказаться.
- Нет, Жан, спасибо, не хочу, – Валери улыбнулась, - Может, дашь букет сестре?
Со спины подошла Жанетт. Она была на год старше, выше ростом и с виду сильнее, от ощущения сжавших плечи рук Валери стало неуютно.
- Возьми букет, - голос звучал с тем же неприятным нажимом.
- Но я не хочу!
Происходящее совсем не нравилось маленькой герцогине Эпинэ. Где же хоть кто-нибудь из своих? Братья, родители, хоть кто-нибудь?
- Смотри, надо же, она не хочет! – Хихикнул Жан, - да кто тебя спрашивает! Твоя мать брала подарки, и ты будешь брать мои и делать то, что я скажу!
Валери растерянно захлопала карими глазами – при чем тут мама?
- А ты не знаешь? Не знаешь, кто есть герцогиня Эпинэ? И чем только твой отец её купил? – Жанетт тонко, противно рассмеялась.
- Твоя мать продавала себя за подарки, – поспешил разъяснить Жан. – И ты бу…
Договорить ему не дали. Валери вырвалась из рук Жанетт и ударила обидчика по лицу, чтобы замолчал немедленно и прекратил говорить гадости про её семью. Из носа Жана потекла кровь – да, братья кое-чему её научили.
- Мерзкое отродье шлюхи! - зло произнес Жан.
Валери, не помня себя от ярости, кинулась на обидчика.
Робер спускался по дороге от замка после часового разговора с сыновьями. Мальчишки хороши. Иноходец улыбнулся, вспомнив себя с братьями, они бы тоже выгораживали друг друга. Но родителей иногда нужно слушаться, так что, пусть посидят все вместе дома. Или пусть в следующий раз тщательнее продумывают план побега. В конце разговора Этьен обмолвился, что оставил Валери ждать их вместе с Жаном и Жанетт. Иноходцу это сильно не понравилось. Дети Ивонн – чувствовалась от них неясная угроза, но запретить своим детям с ними общаться Робер не мог. Эпинэ решил найти дочь. Впереди раздался девчоночий визг. Боевому маршалу давно не было так страшно, и он побежал на звук.
Визжала Жанетт. Валери молча колотила её брата. Эпинэ поспешил растащить детей – Жана в порванной одежде, с разбитым носом и с заплывшим глазом, и дочь в испачканном платье.
- Папа? – удивление дочери нельзя было описать словами.
-Я.
Робер протянул мальчишке свой носовой платок.
- Держи. Руки-ноги целы?
- Спасибо, эр, – мальчик взял платок трясущимися руками.
- Мы пойдем домой, – тихо сказала Жанетт, стараясь держаться как можно ближе к брату.
Эпинэ хотел было остановить их и выяснить всё на месте, но передумал. Для начала надо поговорить с Валери.
- Что случилось?
- Ничего, - дочка опустила глаза.
О да, ничего. Каждая юная эрэа обязана время от времени разбить кому-нибудь нос. Робер не знал, что и думать. Но домой следовало идти в любом случае, и они пошли.

2011-08-23 в 01:50 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
- Значит, ничего? – Уточнил Иноходец как можно более будничным голосом.
Дочь продолжала молчать, упрямо не отрывая взгляда от желтоватой дорожной пыли и, для верности, прибавила шагу. Любого из мальчишек следовало бы немедленно остановить, отконвоировать вон к тому, скажем, поваленному дереву на краю тянущейся вдоль дороги опушки, усадить и допросить с пристрастием. Но Валери не мальчишка.
Третий сын Мориса Эр-При попробовал вообразить невообразимое: расквасившую некий соседский нос Магдалу и узнавших об этом взрослых. Дядя Дени в восторг бы не пришёл. Дед пришёл бы в бешенство. И многое ли они с братьями рассказывали деду по доброй воле? А Магдала, если б могла, молчала бы при нём вовсе.
- Ничего, - на сей раз он уже не спрашивал – констатировал. - А отбитый как кусок свинины Жан и его верещащая сестра мне померещились.
Валери сбавила шаг и покосилась на отца ещё недоверчиво, но уже удивлённо.
- Что ж, в таком случае, домой пойдём через кухню. Тебе нужно будет умыться, да и одежду не помешает сменить. Иначе мама нашему с тобой «ничего» точно не поверит.
До обеда она молчала и заговорщицки постреливала глазами. После обеда мялась, размышляя: стоит ли? Ближе к вечеру старательно соблюдавший паритет Иноходец был уцеплен за рукав и повлечён в комнату дочери, где и убедился: "не лезь к другим с тем, за что прибил бы лезущих к тебе" в их роду наследуется не только по мужской линии.
- Скажи, это правда, что мама… что она была… и что ты её… – за закрывшейся дверью глаза Валери мгновенно заблестели от готовых сорваться слёз, а личико сделалось растерянным.
А ты остолоп, господин герцог, маршал и отец семейства. Иначе вовремя заметил бы, что твоя дочь вышла из младенческого возраста, и пора разложить в её голове страшные семейные тайны по надлежащим местам, не дожидаясь появления на горизонте первой жанетт с грязным языком и жана с рыбьим взглядом. Ты остолоп, девочка молодец, но благополучно провороненных обязанностей всё это с тебя не снимает.
- Наша мама всегда была тем, что она есть – лучшей женщиной этого мира. И, если бы понадобилось, я отобрал бы её у всего Талига с Дриксен в придачу. Потому что она должна быть только нашей. Согласна?
Дочь не пренебрегла приглашающим жестом и привычно устроилась на отцовском колене, что обычно означало у них высшую степень доверия и конфиденциальности. Однако внимательные карие глаза, будто срисованные с его собственных, оказавшись ближе, спокойнее не стали.
- Но Жан сказал, что… что она продавала себя, – Валери давилась словами, как сухими корками, но мужественно закончила и замолчала.
Значит, Жан. А он-то полагал, что язык распустила его камбалообразная сестра, после чего брат счёл возможным распустить руки. Мелкому паршивцу досталось не зря. И, пожалуй, даже, мало. Будь на месте Валери кто-то из мальчишек, стоило бы постоять за деревом и подождать полной выдачи причитающегося. Жаль, что Повелитель Молний не имеет привычки самолично лупить чужих отпрысков, когда они этого заслуживают. А ведь эти двое, пожалуй, того и боялись. Он невольно припомнил одинаково затравленное выражение двух пар студенисто прозрачных глаз. Точно, боялись. Пожалуй, стоит пересмотреть перечень герцогских полномочий.
- Лери, – Иноходец наклонился к дочери почти нос к носу, так, что её невообразимо серьёзные глаза стали ещё и невообразимо огромными, и постарался сделать голос тихим и страшным. – Помнишь дохлую корову?
- Дохлую корову? – Наследница замерла в недоумении, сделавшись похожей на вылезшего из норы и ослеплённого солнцем сурка.
- Совсем дохлую. Здесь, на реке, прошлым летом.
Разумеется, помнит. Мордашку юной герцогини исказило такое отвращение, будто рекомую корову внесли в комнату и свалили им под ноги. Причём ту самую, прошлогоднюю. Дохлую корову забыть невозможно. Как и тот день, когда достойная представительница рода маршалов и эсперадоров, едва научившись плавать, безбоязненно доплескалась почти до середины Кайна, где, разумеется, была подхвачена течением, в котором могла лишь барахтаться. Раздувшаяся от жары и воды туша павшей неведомой смертью животины попала туда же определённо не по собственному желанию и выглядела, пахла и всячески ощущалась как… как падаль в воде в летний полдень. Но ничего другого поблизости, как на зло, не проплывало, а Кайн в этих местах знаменит не только течением, но и многочисленными водоворотами. Посему перепуганной, но не сдающейся Валери только и оставалось, что ухватиться и держаться, держаться и вопить. Когда Рене выволок из камышей рыбачью лодку, добрался до сестры и развернул посудину поперёк течения, ему едва удалось разжать впившиеся в склизкую мерзость пальчики. Если бы не он и не корова,.. и если бы не отчаянное желание маленького существа жить, герцогу Эпинэ не с кем было бы сейчас разговаривать о живом, неживом и вечном.
- У мамы тоже было своё течение. И своя дохлая корова. Только дохлая корова, и всё. Но реши она тогда, что умереть достойнее, чем хвататься за дохлятину, что бы я сейчас делал без неё? И без вас.
А и в самом деле, что? Возможно, ничего, если бы сам когда-то не держался, неведомо зачем, за свою дохлую корову. От которой разило безнадёжностью, аскезой, натужным благочестием и варёной морковкой. Эту корову потом сожгли мориски. Видимо, они не любят дохлятины в принципе. Хотя кто её любит, кроме ызаргов?
- А… а ты сам? Ты – тоже… – Герцог Эпинэ не сразу понял, что вопрос дочери – не продолжение его мыслей.
- Да, я тоже тогда мало чем отличался от дохлой коровы, – что ж, говорить – так до конца. А о себе говорить не в пример легче. – И повёл себя соответствующим образом. Но мама почему-то решила…
- Мама решила, что измотанный Иноходец и дохлая корова – не одно и то же.
От звука тихого, знакомого голоса отец с дочкой подпрыгнули как ужаленные. Причём Валери пребольно стукнулась макушкой об отцовский подбородок и коротко ойкнула, а прикусивший язык Робер так же тихо зашипел. Марианна? Когда она вошла? Что слышала? Дурацкие вопросы. Долго и увлечённо подслушивающая их откровения с глазу на глаз Марианна – всё равно, что она же, вознамерившаяся предпочесть «честную» смерть «бесчестной» жизни.
- И, собственно, поэтому, – подытожил свою родительскую риторику на сегодня герцог Эпинэ, – я со временем перестал быть таким уж дохлым. В смысле, измотанным.
- Кстати о битых носах, – герцогиня Эпинэ выдержала задумчивую паузу, в которую как раз уместилось ещё по одному ошарашенному взгляду мужа и дочери. – Лери, твоя мама – не только бывшая куртизанка, но и бывшая деревенская девчонка. Которая примерно в твоём возрасте выяснила, что бить носы и пускать кровь, пачкая себе руки и одежду – чисто мужское развлечение. А мы, девочки, в подобных случаях вполне можем позволить себе иной приём – совершенно бескровный, но не менее действенный. И… я даже научу тебя ему, если пообещаешь не тренироваться на отце и братьях.
Спустив с коленей вдохновлённую заманчивым предложением дочку, Иноходец согнулся от неуместного но, увы, неудержимого смеха так, будто помянутый приём к нему уже применили.
- Да-да, только при таком условии, пожалуйста.

2011-08-23 в 07:56 

rat_mistle
"I got too much life running through my veins going to waste" (с) R. Williams
Валери :inlove:
Автору, я вас лублу, ну, вы же знаете, да?
:dance2:

2011-08-23 в 13:27 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
rat_mistle , спасиб! До сих пор её лублу. Соавтор, думаю, тоже.

2011-08-23 в 17:21 

kostr
:red::red::red:

2011-08-24 в 02:04 

Marianeta
Но не пропал. Поэтому — заткнись!
Мика*
Соавтор любит)) И первый фанфик тоже любит. Только теперь у соавтора другая девочка в голове, и он не знает, как совместить два мира

2011-08-29 в 10:36 

Аполка
I do what I want!(с)
Ах.

2011-09-27 в 12:59 

как же эта компания напоминает моих милых младших деток... (подробности у Солы)
Элли

URL
2011-09-27 в 13:56 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Аполка, спасибо!
Элли, ого, раз похожи на реальных и конкретных, значить получились. Спасибо!

   

Кэртианский гет и джен

главная