Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:20 

Фанфик: "Про Приддов и персики" от Мика*

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Название: "Про Приддов и персики"
Автор: Мика*
Категория: гет
Жанр: романс, юмор
Пейринг: Волнии 2х2
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: Ноги - в тазик, пальцы - в розетку (с) ~Птаха~
Дисклеймер: Персонажи и вселенная принадлежат В.В.Камше
Предупреждение: Сладкое в количестве
Примечание: Подарок для Хелика ко Дню рождения

@темы: фанфик, мини, закончено, гет, Робер/Марианна, Робер Эпинэ, Марианна Капуль-Гизайль, Валентин Придд, PG-13

Комментарии
2011-08-23 в 01:23 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Ужин у Приддов был прекрасен. Хуже того, он был безупречен. Настолько, насколько могут понимать безупречность Придды, то есть, выше любых превосходных степеней. И от того, что урождённый Придд здесь всего один, не легче. Скорее наоборот. Потому что нечего было представлять полковника Придда юной кузине генерала Карваля. Потому что раз как следует рассмотрев милое, но неизгладимо серьёзное личико оной кузины, вполне можно было предвидеть худшее: полковник не устоит. И полковник не устоял. Насколько может не устоять Придд. Девица также была покорена сразу и навсегда. Теперь остаётся смириться с неизбежным: герцог Эпинэ с супругой загодя приглашены на скромное торжество по случаю годовщины помолвки друзей семьи. Разумеется, лишь в том случае, если к тому времени герцог, он же маршал, успеет вернуться из летних лагерей армии. Он успел. Под вечер знаменательного дня. Ещё успел наскоро отмокнуть в ванне. Тёплый, влажный воздух предательски щекотал ноздри, пах домом и персиковой водой. Марианна любит этот запах. Он – тоже. Так пахнет её кожа, так пахнет счастье, о котором он мог лишь мечтать последние два месяца. Да и сегодня оставалось разве вдохнуть лишний раз дразнящий душистый пар и быстро одеться. Потому что счастье, готовое к выходу, ждёт в гостиной.
Ужин был прекрасен, а прекрасное не может быть скоротечным. И уж никак не может закончиться сразу после того, как прозвучал последний обязательный в подобных случаях тост. Последовала третья перемена блюд. Скромное торжество, говорите? Какова же будет годовщина свадьбы? Впрочем, годовщина свадьбы будет воистину прекрасна. Там будет толпа приглашённых, в которой так легко затеряться, нырнуть в первую незапертую дверь, или даже… В этом особняке внушительные, почти зАмковые стены и очень глубокие оконные ниши. А тяжёлый лиловый бархат штор скроет от постороннего внимания всё, что угодно. Но сегодня здесь нет даже Карваля. Маленький генерал, способный, если нужно, в одиночку прикрывать тыл целой армии, в дальнем и длительном отъезде. А за головокружительно роскошным столом четверо. И у одного из них голова давно кружится отнюдь не от «Змеиной крови» и кулинарных шедевров.
Она так близко. Да что там, она рядом. Дурманящее тепло касается щеки, аромат, не раз снившийся одинокими уставными ночами, сводит с ума, а смотреть в её сторону и вовсе не стоит – невыносимо. Звезда Олларии, став герцогиней, не перестала быть самой обворожительной женщиной этого мира, и герцог Эпинэ ни коим образом не был против. Он был бы против обратного. Вплоть до сегодняшнего вечера. Сейчас он предпочёл бы видеть эту женщину закутанной в дриксенвкую парусину с головы до пят и обвитой, на всякий случай, корабельной цепью. Вместо этой изящной цепочки с янтарным кулоном, который так интригующе полускрыт… которому повезло куда больше, чем герцогу Эпинэ, вежливо беседующему с герцогом Приддом.
- Так значит, Фельп в очередной раз шлёт Талигу уверения в дружбе и союзничестве? Что ж, это ожидаемо, но радует. Проверенные союзники нужны в любое время. Тем более, на юге, потому что на севере у нас всегда есть Бергмарк.
- На юге у нас есть Кэналлоа и Марикьяра, – интересно, Придды снимают свою фамильную рассудительность хотя бы на ночь, или такое выражение лица очаровывает родственницу Карваля круглосуточно и при любых обстоятельствах? – Да и господа багряноземельцы после известных событий куда более открыты для политического и торгового сотрудничества. Разумеется, настолько, насколько вообще могут быть открытыми мориски.
Лэйе Астрапэ, сколько сейчас этому мальчишке? Поневоле забудешь. А каким был в его годы ты сам? Безголовым южным убоищем. Им и остался. Иноходец снова покосился на неприлично везучий янтарь и прикусил губу. Напрасно. Тихий бархатный смешок у самого уха тут же пронзил остатки его самообладания раскалённой иглой.
- Господа герцоги, я преклоняюсь перед вашей преданностью интересам отечества, но вам не кажется, что политика… много политики – не самая удачная приправа к столь изысканному ужину?
Зачем? ЗАЧЕМ она положила ладошку на его колено?! И не просто положила… Это же плохо кончится. СОВСЕМ ПЛОХО. Впрочем… Вот остолоп! Не ты один был лишён жизненно необходимого последние два месяца, а теперь сидишь здесь и воплощаешь великосветский этикет. Она – тоже!
- Эрэа Розалин! – Кузина Никола и впрямь похожа на маленький тёмный бутон дикой розы. Издали. Пока не посмотришь в глаза. – Вы были на последнем придворном приёме, я же позволила себе там отсутствовать. Как и наши мужчины, впрочем, имевшие, на то действительно серьёзные основания. Может быть, расскажете, не пропустили ли мы таким образом чего-нибудь важного ближе Багряных Земель?
Придворные новости в изложении Розалин Придд, в девичестве Карваль, до икоты и до мелочей походили на доклад Никола Карваля о положении дел во вверенном ему не-важно-чём. Двор может быть спокоен за свой мир и порядок. Иноходцу бы такое спокойствие! Подали десерты. Это было хорошо. Потому что перемена блюд отвлекла внимание хозяев, и Эпинэ умудрился завладеть под столом своевольной ручкой и отомстить ей, пощекотав кончиками пальцев нежную кожу запястья. Когда месть простёрлась до сгиба локтя, её светлость герцогиня тонко, по-девчоночьи хихикнула, безуспешно пытаясь освободить руку так, чтобы странная возня не бросилась в глаза Приддам.
И это было ужасно. Точнее, ужасно было то, что очутилось на столе перед герцогом Эпинэ.
- Робер… Если не ошибаюсь, мне позволительно называть вас по имени?..
Иноходец рассеянно кивнул, не вполне понимая, чего от него хочет Суза-Муза-Спрут-Зараза, когда впору озвереть и без его помощи.
- Не хочу показаться навязчивым, но вы смотрите на персиковое желе как на личного врага. Если оно вам почему-либо не нравится,..
- Бросьте, Валентин! Оно чудесно, – с мрачной и гордой улыбкой приговорённого к смерти и убеждённого в невозможности спасения Эпинэ погрузил ложечку в безвинно опороченный десерт.
Освобождённая от подстольной хватки Марианна ещё раз хихикнула. Совсем тихо и, как показалось Иноходцу, ехидно. Поняла. Ещё бы не понять. Во-первых, со всяческим желе у них связано немало общих воспоминаний. Причём приддское желе наверняка сделалось бы из золотистого пунцовым, если бы узнало, каких именно. И, во-вторых, вот именно это, именно сейчас могло быть, по крайней мере, не персиковым?!

2011-08-23 в 01:23 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
А любимая уже безмятежно улыбается Приддам. Лукаво и коротко – ему. Медленно подносит полупрозрачный, вздрагивающий кусочек к губам. Снова улыбается. Мягкий, невыносимый, влажный блеск – на её губах, на лакомстве, которое определённо следует считать соблазном и запретить подавать в сколь-нибудь присутственных местах. Робер с удовольствием расхохотался бы над собственным бредом, но вот прямо сейчас ему СОВСЕМ не до смеха. Тем более – с куском «этого», забытым где-то на полпути к горлу. Нет, на это невозможно смотреть спокойно. На это вообще невозможно смотреть. Иноходец сглотнул и зыркнул на Придда. Слепой или святой? Ах, просто невозмутимый. То есть, просто Придд. Кончик языка, мелькнувший на какую-то четверть мгновения, видел только он. Потому что если это видел Придд, Придда придётся убить.
О нет, Придд не отвлекается на посторонние мелочи. Он аккуратно разделывает миниатюрным серебряным ножиком… Раздери его все закатные кошки разом – персик!!!
И что-то вещает.
- Многие полагают, что никакие кулинарные изыски не сравнятся с природным вкусом. Вероятно, они правы. Хотите убедиться?
Когда пушистая кожица разошлась под тонким лезвием и сок брызнул на тарелку, Эпинэ, беспардонно обнимавший любимую ниже… уровня столешницы, понял: сейчас либо взорвётся он, либо подстольные безобразия перестанут быть незаметными, да и подстольными быть перестанут, либо…
- Хочу!
Иноходец подхватил из вазы особо приглянувшийся бархатный шарик, заговорщицки подмигнул ему, подбросил на ладони и азартно впился зубами в творение природы безо всяких там ножей и прочих спрутьих условностей. Да, выглядело это донельзя неподобающе, да, для восхищения не находилось слов, а находилось только урчание, хлюпанье и фырканье, да, липкий сок затёк не только под манжеты, но и за воротник. Но… ему полегчало. Настолько, что он великодушно решил не облизывать пальцы в ЭТОМ доме. Озираясь в поисках воды, он уже не чувствовал себя бешеным огурцом, готовым лопнуть сию секунду. Вода обнаружилась. Надо же, здесь предвидят всё. Даже то, что, в принципе, кто-нибудь когда-нибудь может схватить еду руками, хотя хозяева не позволяют себе подобного, наверное, ни при каких обстоятельствах.
Покончив с омовением, Робер воззрился на предусмотрительного Заразу радостно и благодарно.
- Валентин, ваши «многие» правы, как кодекс Франциска! Настоящее всегда лучше. А настоящее – в том, что сегодня не вечер торжественных приёмов. Сегодня ваш с Розалин вечер. Который, к тому же, уже почти ночь. Так что, задерживаться здесь дольше было бы с нашей стороны преступлением. Кстати, сим прецедентом можно дополнить помянутый кодекс.
И, подхватив супругу под руку, герцог Эпинэ покинул гостеприимный дом так быстро, что это скорее называется «стремительно».
Во дворе его заинтересовало одно-единственное: какой ызарг придумал ехать сюда в открытом экипаже вместо такой чУдной закрытой кареты?! Потом он вспомнил, что знаком с этим ызаргом лучше, чем хотелось бы. Как же! Лето, душно… Дуралееееееей!..
Впрочем, лето, душно,.. Темно. По крайней мере, в поцелуях они могут себе не отказывать.
- …никогда не думала, что скажу что-нибудь хорошее об этих нелепых мужских штанах, в которые без труда могут поместиться двое, а в твоём случае – трое, но только что они спасли твою репутацию. То, что от неё осталось после выходки с персиком.
- …ммммм?.. – Красноречие Иноходца отлетело к неким тварям сразу за воротами спрутообиталища.
- …будь они хоть немного Уже, виновники сегодняшнего торжества поняли бы, что скорейшего уединения от души желают не только им.
- …вот так прямо и поняли бы?
- …прямее некуда. Сомневаешься?..
- … не здесь!!!
Порог особняка на улице Синей Шпаги герцогиня Эпинэ миновала крайне торжественно – её несли на руках – и тут же вывернулась, чтобы исчезнуть за малопримечательной боковой дверцей. Вернулась, впрочем, быстро, виновато потупившись и пряча руки за спиной.
- Извини. Я хотела порадовать тебя сразу, как только вернёшься, но не успела сказать…
Из-за пышной атласной юбки показалась внушительных размеров корзина, доверху наполненная…
- … до сегодняшнего вечера ты их любил, – сильная, уверенная в себе красавица давно не выглядела такой растерянной. – Сейчас – даже не знаю…
Всё «торжественное» позади, спрутий этикет позади, позади даже кошков экипаж. Иноходец ржал, как четыре его герба. То бишь, как восемь лошадей сразу. Ржал и держался за стену. Но снова подхватить на руки любимую, вместе с корзиной, как-то умудрился.
Утром персики были везде. Буквально. По всей комнате. Одежда – тоже. А собственно комната оказалась даже не спальней – кабинетом. Хорошо – не кухней, или ещё каким-нибудь местом, где с раннего утра становится людно. Ну и здесь, по крайней мере, не самый узкий диван в Олларии.
Марианну разбудило ощущение не вдруг опознаваемого чего-то на груди. При ближайшем рассмотрении что-то оказалось носом. Весь остальной Иноходец… в общем, тоже присутствовал и откровенно блаженствовал.
- … ты… ты что? – Женщина широко открыла глаза и потянулась, отчего блаженство приняло стихийные масштабы.
- … я ничего. Я – янтарь.
- … не скажи. Я хорошо помню: янтарь не сопел. И не… ай!.. Щекотно!!!
- Чего ещё он не делал?
- …оооо, герцог, как низко вы пали! Вчера вас не устраивал экипаж, сегодня довольствуетесь диваном?
Ну, почему же только диваном? Эпинэ обвёл взглядом разгромленный кабинет. Думать здесь о делах будет непросто даже после того, как многозначительно молчаливая Мадлен наведёт порядок. Но чего стоят вчерашние подвиги сегодня?
- С утра ещё не достаточно низко. Это нужно исправить!
Ночь Приддов и персиков грозила затянуться на сутки.

2011-08-23 в 10:05 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Это прекрасно, это просто чудесно!..

2011-08-23 в 12:59 

sine
Все, к чему я прикасаюсь, становится скорпирозой
очаровательно))
правда вот, что не поняла: Розалин Придд, в девичестве Карваль, но пригласили чету Эпине пока на скромное торжество по случаю годовщины помолвки. Как же так?

2011-08-23 в 13:15 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Мирилас , спасибо!
sine, была помолвка, потом была свадьба, аккуратные Придды отмечают годовщины и того, и другого.

2011-08-29 в 10:45 

Аполка
I do what I want!(с)
*с жутким грохотом свалилась в паддцстолье*
Вымученно - из-под стола:
- Люди, вы садисты...

2011-08-29 в 15:37 

Мика*
Se demande où ils le croient. (с)
Аполка
- Люди, вы садисты..
Они - Спруты. Со всеми вытекающими.:cool:

   

Кэртианский гет и джен

главная