Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
04:18 

Фанфик: "Сны под крышей родного дома" от Хелики

Marianeta
Но не пропал. Поэтому — заткнись!
Название: Сны под крышей родного дома
Автор: Хелика
Категория: джен
Жанр: мистика
Персонажи: Робер Эпинэ, Арлетта Савиньяк, Морис Эпинэ, Жозефина Эпинэ, Мишель Эпинэ
Рейтинг: PG
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: Что может присниться одной ночью
Дисклеймер: никаких прав на героев и мир

@темы: фанфик, мини, закончено, джен, Робер Эпинэ, Морис Эпинэ, Жозефина Эпинэ (Ариго), Арлетта Савиньяк (Рафиано), PG

Комментарии
2011-08-22 в 04:20 

Marianeta
Но не пропал. Поэтому — заткнись!
Эпинэ поднялся по ступеням родового особняка. Он дома, на несколько часов вдали от пестрой толпы придворных дам, удушливых, как летний зной. Не будь возможности сбегать из дворца, он бы, наверно, уже сошел с ума. Хотя нет, сойти с ума – непозволительная роскошь для Проэмперадора Олларии. Откуда раньше было столько сил? Непостижимо, как только любовь и надежда на лучшее могут окрылять человека. И еще имя – Марианна. Хватит об этом. Ты сам все решил, изволь сам искать другие способы держаться и не сдохнуть, сейчас нельзя. После – в любое время, как только захочешь.
Иноходец направился к столовой. Есть не хотелось, как обычно, но, кажется, приближалось время ужина, и Робер был бы рад встретиться с Арлеттой. Еще не помешало бы выпить шадди: вечером нужно ехать во дворец, а тело крайне настойчиво требовало одного – закрыть глаза.
Как он и надеялся, Арлетта оказалась дома. Еще одна женщина, из тех, кто помог ему в жизни. Мысль, внезапная и горькая, – какой бедой обернется общение с Иноходцем для нее? Всем, кто был к нему добр, он принес только горе. Лауренсии, Жозине и Катарине того хуже – смерть. Но сказать графине Савиньяк, что ей будет безопаснее в другом доме, Эпинэ не мог. Это было трусостью и подлостью, но без нее в доме стало бы пусто. Роберу становилось не по себе от одной мысли об этом. Жить только потому, что так нужно для других - трудно, но он старался.
***
- Робер, - приветливо улыбнулась графиня, - ты как раз к ужину, составишь мне компанию?
- Добрый вечер. С удовольствием, спасибо за приглашение.
Они прошли за стол, слуги подали еду.
За ужином Арлетта успела обсудить с Иноходцем последние полученные известия и подготовку к похоронам Катарины, но во время всего этого разговора графиня испытывала жгучее желание накормить собеседника, а затем уложить спать. Уставшие мужчины не ковыряются в овощах, обделяя вниманием мясо, уж это вдова и мать маршалов знала точно. Все же очень жаль, что взрослого мужчину нельзя накормить насильно. Герцогу Эпинэ довольно долгое время удавалось успешно игнорировать некоторые потребности своего организма, как то, еда и сон. Можно позавидовать его упорству. Арлетта завидовать не хотела, а хотела видеть сына подруги в лучшем состоянии, чем он был сейчас. Она уже говорила Роберу, что ему нужно высыпаться, но фамильное упрямство не обошло стороной и его, а дела, требующие личного присутствия Проэмперадора, находились в любое время суток.
- Принесите шадди.
Усталый голос заставил Арлетту оторваться от размышлений. Это ж какую по счету чашечку он собирается выпить за день?
- Очень прошу тебя больше не пить шадди. По крайней мере, сегодня.
- Я бы и рад выполнить вашу просьбу, но, боюсь без него упаду раньше, чем закончатся дела. – Эпинэ попытался усмехнуться.
Упрямец и глупец! Арлетта быстро сосчитала до десяти про себя, чтобы не высказать всего этого вслух. Хоть она и считала такую форму более доходчивой, но, все-таки, подобное обращение было не допустимо.
- Лучше упасть сейчас, чтобы иметь возможность подняться, чем свалится раз и навсегда. Ты нужен многим, Робер. Шадди же чересчур коварный напиток. Помнишь Сильвестра?
- Хорошо, я прислушаюсь к вашему совету и постараюсь обойтись своими силами до заката.
И эта бесплотная тень с уставшими глазами собирается мучить себя еще несколько часов? А потом, видимо, еще и еще, и так - до самого рассвета. Кажется, что спальня Иноходца - какое-то проклятое место, куда он никогда не доберется добровольно. Что ж, раз он не хочет отправляться в спальню сам, придется отправить его другим туда способом, о котором она недавно думала.
***
Спать было нельзя, но телу было наплевать на все запреты, глаза закрывались, а речь Арлетты была монотонной и только еще больше усыпляла. Скорее бы выйти на улицу – свежий воздух прогонит дремоту. Не так сложно продержатся еще пару часов, тем более, когда это нужно для жизни города. Привкус у вина, что дала графиня Савиньяк, странный, или ему чудится? Спросить, или не стоит?
- Сударь, вы слишком устали – голос точно не женский.
Кто-то тряс Робера за плечи. Он очнулся в собственном кабинете за письменным столом – и как только успел тут оказаться? За окном мерцали звезды, и тускло светила луна, а значит, Иноходец умудрился проспать все на свете, и за ним прислали из дворца. Кого?
- Похоже, наш хозяин все еще не может придти в себя. – В голосе второго человека слышалась легкая насмешка.
- Оставь. А пока, если мне не изменяет память, во втором ящике стола должно быть вино и бокалы. Разлей вино, а я зажгу свечи.
Кто эти люди, и почему они хозяйничают в его кабинете? Робер не злился, скорее ему было любопытно. Он определенно уже слышал эти голоса, но не в Олларии, и не в Агарисе, а когда-то давно. Эпинэ обернулся, одновременно боясь увидеть за спиной то, что он предполагал, и не увидеть там ничего.
- Отец… Мишель! - Робер протер глаза: чего только ни привидится.
- На этот раз узнал почти сразу, делаешь успехи, – брат поставил бокалы на стол.
- Нам нужно поговорить, и надеюсь, на этот раз никто не помешает.
Морис Эпинэ долго глядел из окна на улицу, будто пытался найти там подтверждение чему-то, наконец, он удовлетворенно кивнул.
- Можно начинать.
- Постойте … вы здесь…невозможно.
Иноходец никак не мог поверить в происходящее. Очередное видение, но на этот раз он боялся, что оно исчезнет, стоит ему только отвернуться.
- Значит, возможно. Не думай об этом, так проще для всех.
- Отец просто не хочет тебе говорить, что если мы раскроем тебе нашу маленькую тайну, там не очень-то обрадуются.
- Понимаю, – опять это проклятое слово! Ну почему он не может выражать свои чувства иначе?! Даже сейчас.
Морис Эпинэ раздал всем бокалы.
- Думаю, нужно сказать тост, - отец выжидающе посмотрел на Робера.
- Но, - Иноходец замялся, - я думал, это сделаешь ты.
- Нет, теперь глава Дома – ты, тебе и говорить.
Мишель внимательно смотрел на брата. Когда-то Робер выглядел моложе него, а теперь не понять, кто из них старший брат.
- Что ж, тогда за встречу!
Можно ли было сказать что-то другое? Они молча выпили, Робер прикусил губу, не хватало расплакаться, не для того они сегодня пришли. Нарушать тишину никому не хотелось, но времени на молчание у них не было.
- Присаживайтесь, так о чем вы хотели поговорить со мной?
- Спасибо. Скажу прямо – нам не нравится то, что ты делаешь.
Эпинэ уставился в бокал. Конечно, он подозревал, что братья с отцом не одобрили бы его выбор, да и сложно им объяснить, почему он перешел на сторону врага. Они не видели агарисской своры, не знали Альдо, и их не было на коронации Ракана. Но Робер не подозревал, что его выбор может настолько беспокоить семью.
- Могу объяснить, почему я оказался на той стороне, на которой нахожусь сейчас, и почему поддерживаю Олларов.
- Не сомневаюсь, тот выбор, что ты сделал, является единственно верным, но дело в другом, – Морис Эпинэ произнес это спокойно и уверено.
Как же говорят? Гора с плеч свалилась, кажется. Что-то похожее произошло с Робером. Ему было плевать на деда, но братья и отец, умершие за Талигойю… Он сомневался, что они приняли бы его выбор в пользу Талига и Алвы.
- О чем же тогда?
- Что ты делаешь со своей жизнью, брат?
- Прости? - Робер подумал, что ослышался.
Мишель вскочил с места, в глазах дрожали злые огоньки.
- Ты как-то сказал, что живешь за четверых, так? Посмотри на себя. Это не жизнь! Что ты творишь?! Зачем?! – Под конец фразы Мишель почти кричал.
- Зачем?! Не знаю, не я должен был выжить! – Вот он и высказал вслух ту мысль, что всегда не давала ему покоя.
- Мальчики, спокойно, - Морис встал, разводя сыновей. – Никому не дано знать, какой выбор сделает судьба – кому жить, а кому нет. Ты жив? Значит, так должно было случиться. В случившемся виновны лишь упрямство Анри-Гийома, моя покорность и моя же глупость. Не нужно брать на себя наши грехи, за них мы ответим сами. Ты понимаешь, о чем я?
- Да, - Робер хотел было возразить отцу, но понял, что возражать-то по большому счету нечему.
- Мы хотели сказать тебе об этом еще в прошлый раз, но нам не дали.
Иноходец открыл было рот, чтобы узнать, что это был за «прошлый раз», и кто им тогда помешал, но отец жестом приказал ему молчать.

2011-08-22 в 04:21 

Marianeta
Но не пропал. Поэтому — заткнись!
- Есть вещи, о которых лучше не упоминать даже здесь.
Значит, тут существует свои правила, и Робер не хотел их нарушать только ради того, чтобы удовлетворить свое любопытство. Иноходец понимающе улыбнулся Морису Эпинэ.
- Не хотел бы влезать в ваш разговор, но раз уж речь зашла о законах этого места, то почему нас не четверо?
- Ты ошибаешься.
Отец выразительно посмотрел на дверь. Кто ждет Робера за ней?
- О, - протянул Мишель, - Робер, пока есть время, я хотел сказать, что скучал. Молчи! Знаю, ты - тоже, но, пожалуйста, думай о нас меньше. Те, кто рядом с тобой, нуждаются в тебе гораздо больше нас.
Несколько секунд тишины, затем Морис заметил, что его бокал пуст. Робер отвернулся на секунду, чтобы найти бутылку и скрыть непрошеные слезы, а когда он повернулся обратно, комната уже была пуста. Он знал, что их встреча не может быть долгой, что такое прощание лучше для всех, но легче от этого не становилось.
Иноходец выбежал в коридор – быть может, он успеет догнать их? Но вместо отца с братом навстречу ему шла эрэа в алом платье. Женщину он узнал сразу. В прошлый раз он не заметил, насколько прекрасна его мать.
- Мама, - Робер почти никогда не называл ее так.
- Позволь, Ро.
Жозефина просто обняла сына.
- Надеюсь, ты простишь мне мою сентиментальность.
Робер не знал, что говорить. Нужны ли слова? Мать будто бы стала моложе, и косы ее вновь были черными.
- Я хотел попросить прощения.
- Не стоит, ты ни в чем не виноват. Так зачем тратить на это время, лучше составь мне компанию.
- С удовольствием, куда тебя проводить?
- Куда пожелаешь, я так люблю этот дом, что мне будет приятно просто пройтись по нему рядом с тобой.
- Вашу руку, эрэа.
Они медленно шли по коридорам дома, с Жозиной было приятно просто находиться рядом.
- Хочу тебя попросить чаще думать о тех людях, которые живы и любят тебя. Я о той женщине, если ты не понял. Она мне нравится, не лишай ее права выбора.
- Я не хотел бы говорить об этом.
- Просто подумай. А сейчас расскажи, как ты.
Иноходец не мог сказать матери правду, но и соврать не мог. Поэтому он промолчал, но она все поняла и без слов.
- Ро, мальчик мой.
Рука матери ласково погладила его по голове, никто другой не мог успокоить так, как она. Робер собирался сказать матери о том, как сильно он её любит, когда заметил огромную крысу у левой стены. Мать крепче сжала его руку, она боялась, только кого?
- Тебе нужно уходить. Быстрее!!
- Но я не могу оставить тебя здесь одну. Жозина, я …
- Потом, - оборвала его мать.
Дверь в одну из комнат была открыта, и Жозина толкнула Робера туда и захлопнула за ним дверь. Он не ожидал такой силы от женщины. Сначала Иноходец думал, что все просто: нужно лишь обернуться и открыть дверь, но, сколько бы шагов он ни сделал, расстояние между ним и дверью не уменьшалось. Потом он бежал, а дверь тонула в темноте.
Нееет!
Иноходец проснулся от собственного крика. Он был в своей постели, значит, произошедшее было всего лишь сном. Но все же, он надеялся, что «потом» Жозины когда-нибудь случится.

2011-08-22 в 12:30 

sine
Все, к чему я прикасаюсь, становится скорпирозой
я надеялась на более оптимистичный что ли конец, но и без него это очень хороший рассказ. Робер такой правильный, такой хороший. вы очень его чувствуете, это здорово. остальных, впрочем, тоже)

2011-08-22 в 22:10 

Marianeta
Но не пропал. Поэтому — заткнись!
. Робер такой правильный, такой хороший. вы очень его чувствуете, это здорово.
Когда любишь героев и пишется о них легко.


я надеялась на более оптимистичный что ли конец,
Как сказать, надежда еще есть))

   

Кэртианский гет и джен

главная