Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:51 

Фанфик: «Начало Круга» от Солы

Solah
Я верю: ищущий да обрящет; не просто верю — я знаю наверняка. (с)
Название: «Начало Круга»
Автор: Сола
Категория: гет
Жанр: флафф
Пейринг: Рокэ/Елена и не только
Рейтинг: G
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: свадьба Рокэ и Елены — и всё, что около.
Дисклеймер: персонажи принадлежат В.В. Камше.
Примечание: написано на фест по заявке «Рокэ/Елена, коронация и свадьба, всеобщий хэппи-энд, мир и любовь».

@темы: фанфик, мини, закончено, гет, Рокэ/Елена, Рокэ Алва, Робер/Марианна, Марсель Валме, Елена Урготская, G

Комментарии
2011-08-23 в 03:51 

Solah
Я верю: ищущий да обрящет; не просто верю — я знаю наверняка. (с)
Ворота Роз сегодня как никогда соответствовали своему названию: цветы душистым облаком обвивали створки, устилали дорогу мягким ковром, за которым совсем не было видно камней мостовой. Лепестки кружились в тёплом воздухе — алые, белые и розовые. Больше всего, конечно, было розовых — цветов будущей королевы.

Марсель хорошо помнил выражение лица вернувшегося с того света Рокэ, когда стала известна последняя воля Франциска Оллара. Таким разозлённым господин пока ещё регент Талига не выглядел даже на приснопамятной четверной дуэли, а таким мрачным — не был, наверное, и в Багерлее. Но выбора у Рокэ не оставалось, и в день Летнего Излома он, оправдав предсказание, что Олларам отпущен один Круг, надел корону Талига.

Разговор в Надорах Марсель тоже помнил хорошо — и мысленно поздравил Елену с тем, что ей не придётся оставаться для Алвы всего лишь «преданным другом», задолго до того, как отправился в Ургот в сопровождении счастливого Габайру. Фома тоже был весьма доволен, а про Елену и говорить нечего — она сияла, как четыре алые ройи. Что думала о предстоящем замужестве сестры Юлия, виконт тогда не узнал — не застал младшую принцессу в Урготелле: Фоккио Джильди, не забыв данный ему совет, женил на ней второго сына. Луиджи, к немалому удивлению и восторгу Марселя, отказался от титула фельпского наследника и остался на севере. Марсель очень надеялся, что хотя бы одной из причин тому была прекрасная дама.

Солнце сияло так, как будто стояла середина лета, а никак не начало осени — и Марсель сощурился, разглядывая въезжающую в ворота Урготскую Ласточку: на белой мориске, в светлом платье, с высокой причёской, увитой цветами. Принцесса, которая вот-вот станет королевой, улыбалась так, как не улыбалась даже на своём дне рождения два года назад. Марсель вздохнул украдкой: он был бы счастлив, радуйся свадьбе не только невеста.

Марсель слегка сжал коленями бока своего линарца, и кортеж неспешно двинулся в сторону Нохи. Под ноги процессии летели цветы, в толпе нестройно, зато с чувством распевали что-то весёлое. Справа свесился с седла кансилльер, поцеловав хорошенькую девушку. Едущий слева Первый маршал брать пример с близнеца не стал — он предпочитал целовать свою супругу.

Франческа… За неотправленные письма Марселю пришлось извиняться очень долго. Но он всё же сумел заслужить прощение. Радоваться за чету Лэкдеми он теперь тоже мог, и это было просто прекрасно.

Улицы Олларии, вновь мирные и безопасные, необычайно радовали глаз и сердце — особенно если знать о едва не случившейся катастрофе, а Марсель знал о ней гораздо лучше, чем ему хотелось бы. К счастью, Зоя была столь любезна, что сообщила, когда угроза миновала, — и казалась она тогда для выходца невозможно довольной. Впрочем, это наверняка объяснялось не только прошедшей мимо бедой: капитан Гастаки бормотала что-то насчёт того, что «Препятствия больше нет, он теперь совсем мой». Очевидно, она говорила о почтенном батюшке утреннего чудовища — которого, кстати, весьма долго и цветисто расхваливал Эмиль, — но уточнять Марсель тогда не посчитал нужным, а спросить сейчас, видимо, было уже невозможно.

Свадебная процессия простучала копытами по двору Нохи — выкрикнул что-то церемониймейстер, лёгкий ветерок взметнул лепестки цветов, солнце высветило из тени стоящих рядом кардиналов олларианского и эсператисткого. Зазвенели столь любимые Еленой скрипки — необычно, но прежде Рокэ никогда не волновали условности, и глупо было бы рассчитывать, что корона что-то изменит. Бонифаций и Левий смотрелись рядом совершенно уморительно — только ленивый не успел пошутить насчёт некоторой… неожиданности дружбы борова и голубка. Неподалёку чернел завитый парик великолепной Матильды — насколько было известно Марселю, ничуть не сожалевшей о своём втором браке.

Приглашённые на августейшую свадьбу дворяне спешивались, шуршали юбки невыносимо прекрасных дам, развевались на ветру перья на шляпах кавалеров. Марсель спрыгнул с седла и направился к невесте. Снять её с лошади оказалось не так-то просто — мешало пышное платье, но Марсель справился. Пальцы Елены слегка дрожали и были очень горячими, но других признаков крайнего волнения её высочество не выказывала. Стремительно оказавшийся рядом Фома, сияя улыбкой, поблагодарил «дорогого графа Ченизу, ах, простите, виконта Валме» и перехватил локоть дочери — чтобы повести её к алтарю.

Марсель замешкался — мимо проплыла Марианна под руку с мужем. На плече у Повелителя Молний гордо восседал убелённый сединами крыс, а сам Робер с момента их с Марселем последней встречи казался помолодевшим лет на десять. Марсель от души восхитился бывшей любовницей — превратить губернатора Эпинэ из измученного призрака в радующегося жизни человека было бы под силу далеко не каждой женщине.

Эрвин Литенкетте шёл под руку с красавицей-сестрой Герарда, матушка юных Арамона тоже пребывала не в одиночестве. Вынырнувшая откуда-то Юлия что-то горячо нашёптывала своему супругу и, судя по всему, её вполне устраивало его общество.

Над головой мелькнула сводчатая арка — процессия вступила в храм, который поражал воображение и своими размерами, и своим убранством. Скрипки смолкли — зато запел орган, ему вторил хор — удачно вторил, торжественно, но не заунывно. Чинно выстраивались послы, у распахнутых Рассветных Врат поправлял наперсный знак Левий, уже второй раз согласившийся соединить узами брака олларианца и эсператистку, — и там же, одетый в свои родовые цвета, ждал невесту его величество Рокэ Первый. В руках он держал огромный букет белоснежных лилий. Марсель усмехнулся.

Ослепительно сияли тысячи свечей, искрилось серебро Рассветных врат — а орган смолк, и хор тоже, зато заговорил Левий, и в ответ на его слова в храм вступили Фома и Елена. Принцесса шла очень осторожно, чуть приподняв подол платья и опираясь на руку важно вышагивающего отца. Рокэ стремительно выпрямился — теперь он смотрел на невесту, и только на неё.

Урготские герцог и принцесса подошли к алтарю совсем близко — и лилии белым вихрем полетели Елене под ноги. Рокэ чуть поклонился, и Фома вложил в его руку ладонь дочери. Хор вновь запел, но совсем тихо, и голос Левия разнёсся над залом подобно грому небесному. Марсель подивился небывалой возвышенности собственных мыслей, тряхнул головой и уставился на жениха и невесту.

Раскрасневшаяся Елена выглядела счастливой до неприличия, да и странно было бы ожидать иного, — но и Рокэ — ну надо же! — тоже совсем не казался недовольным. Он улыбался своей почти уже королеве — улыбался, насколько мог судить Марсель, удивительно нежно. Удачно всё-таки вышло с проклятием — точнее, с тем, что оного проклятия больше нет. Кажется, Урготская Ласточка способна доказать Кэналлийскому Ворону, что брак — это не так уж и плохо.

Левий задаёт самые главные на сегодняшней церемонии вопросы — Рокэ отвечает, вскидывает голову, сверкают, словно лучшие сапфиры, синие глаза. Негромко, но отчётливо произносит своё «Да!» Елена. Поёт орган — и скрипки тоже поют, вспыхивает свет за Вратами, превращая их во что-то нездешнее и магическое. Черноволосая голова склоняется к русой — король целует королеву.

Марсель широко улыбнулся — счастья в сводничестве он, пускай и весьма опосредованно, но всё же добился. Определённо, новый Круг начинался совсем неплохо.

2011-10-18 в 09:41 

Gostya-Olik
Даже для порно нужна бета, если автор без ошибок писать не умеет(c)
У меня от этой зарисовки какое-то странное ощущение. Будто на колдографию смотришь :)
Очень понравилась последняя фраза :) Теплая и вселяющая надежду. :)

2011-10-18 в 12:23 

Solah
Я верю: ищущий да обрящет; не просто верю — я знаю наверняка. (с)
Gostya-Olik, наверное, потому, что это просто картинка, практически статичная, без сюжета, описательная. :)
Спасибо. :)

   

Кэртианский гет и джен

главная